Прислушиваясь к треску очага…

фото

Во время регионального слета оленеводов  в Якутске мне удалось побеседовать со знатоком эвенской культуры коренных малочисленных народов Севера Акулиной ТРАЙЗЕ. Создав клуб «hярму hээдьэн», она доказала, что нет ничего невозможного, если много и упорно работать.

– С чего вы начали?
– Я переехала в Якутск из Чокурдаха, это в Аллаиховском улусе. В своем родном селе я  всегда пела, писала стихи, организовывала концерты. Переехав же в город, сначала растерялась. Все время сидела дома, почти никуда не ходила. И когда услышала,  что есть ансамбль «Индигирка», начала посещать репетиции. (Впоследствии меня пригласили стать художественным руководителем ансамбля «Долгунча»). Потом узнала, что в городе  имеется Музей музыки и фольклора народов Якутии, и он для раскрытия национального музыкального и фольклорного наследия ведет активную работу с представителями всех народностей, проживающими в столице.  Тогда музей как раз объявил Год духовного наследия эвенов. Благодаря поддержке директора музея Аизы Петровны Решетниковой в 2011-м году состоялась презентация клуба «hярму hээдьэн» на впервые проводимом в Якутске празднике «Встреча Солнца». В здании университета на первом этаже  собрались педагоги, сотрудники НИИ национальных школ, студенты вузов и училищ.
– Как пришла мысль об организации клуба?
– Когда угасают не только языки, но и культура малочисленных народов Севера, нужно думать о подрастающем поколении. Молодые эвены, проживающие в Якутске, хотят жить городской жизнью, начинают забывать свои корни. А так как в город к своим детям переехало старшее поколение, еще сохранившее в памяти народные  обычаи, традиции, фольклор, появилась необходимость объединиться и найти сподвижников. Наш  клуб  объединяет эвенов арктического побережья, обучает молодое поколение родовым вариантам, особенностям запевов и движений кругового танца, а также проводит занятия по рукоделию, национальным эвенским играм.
– Как переводится название клуба?
– Дословно «hярму»  по-эвенски – ураса, яранга,  «hээдьэн» — большой круг. Люди  из урасы должны объединиться в большой круг – смысл в этом. Тогда мы сможем искоренить многие проблемы — главное, чтобы звучал эвенский язык. Когда язык не звучит, он угасает. Родной язык в hээдьэ оживляет словарный запас, будит генную память. Радость встреч гасит недовольство от трудностей жизни, вселяет веру и оптимизм в возможность общими усилиями возродить язык и культуру.
– Что же удалось сделать?
– В прошлом году вместе с Аксиньей Ивановной Ефимовой (она родом из Среднеколымского улуса) ездили на открытие нашего филиала в поселок Оленегорск Аллаиховского улуса. Я очень благодарна ей за поддержку и понимание. Участвовали во многих городских мероприятиях: «Проводы зимы», «Стружка, стружечка моя», совместно с Музеем музыки и фольклора народов Якутии  — в реконструкции праздников «Встреча Солнца», «Цветение тундры», в создании и воплощении ысыаха наших народов в местности Ус Хатын. А в этом году наш дуэт «Унтынургун» (вместе с Аксиньей Ивановной) вошел в программу Международного фольклорного фестиваля в Испании. Попали туда совершенно случайно: заявку предложила подать сотрудница Школы третьего возраста Татьяна Афанасьевна Сергучева, а отправить ее помогли специалисты Музея музыки и фольклора. Так общими усилиями всё и осуществилось.
– Акулина Петровна, когда поете и танцуете, вы используете небольшой бубен.  Разве это не шаманский атрибут?
– Небольшой бубен олицетворяет Солнце. В древности эвены часто обращались за помощью к светилу, особенно когда кто-то заболевал. Солнце им представлялось могущественным божеством, которому надо было делать жертвоприношения. Обычно это был олень. Выбирали животное по указанию шамана или в результате гадания. Мясо  такого оленя съедали сообща и обязательно в тот же день, когда совершался обряд.
Древний культ Солнца у эвенов был связан с не менее древним культом Огня. Поэтому, нагревая бубен,  прислушиваюсь к треску домашнего очага, всегда мысленно обращаюсь к своей бабушке. Иными словами, спрашиваю ее, можно ли совершить обряд. Поскольку иногда  приходится использовать  бубен на сцене, чувствую, что это может не понравиться нашим предкам,  поэтому обязательно при обращении  к ним  прошу прощения.
Трайзе — довольно необычная фамилия для здешних мест…
– Я коренная эвенка. У меня четверо детей, пятеро внуков. А фамилия (смеется)…  от мужа-немца, он у нас служил в воинской части.
— У вас очень красивый костюм, кто его сшил?
– В советское время национальную одежду эвенов практически из всех сфер вытеснила европейская, за исключением праздничной и сценической. Мне кажется, с уходом мастериц в мир иной начинается утрата основных канонов раскроя, шитья и украшения одежды. Костюм я сшила сама. С самого детства привыкла видеть такие цвета: голубой, белый, черный. Поэтому бисер на моем костюме именно такой. Мне не нравится, что иногда мастерицы используют блестки слишком ярких расцветок. Это нарушение традиций.


Надежда КУПРИЯНОВА
Фото Ивана  ЯКОВЛЕВА

 

 

 

Закладки