Он ей изменил. Был пьян. Нормально… Любииимый ее МАЛЬЧИК. Она стала называть его так, когда начали жить вместе – уже на следующий день после знакомства.

Парни, с кем сводила судьба раньше, приглашали в кино, кафешки, провожали домой. Она любила с ними играть как кошка с мышкой – капризничала, надувала губки, вредничала, провоцировала… Конфетно-букетный период затягивался и постепенно сходил на нет. Бросала либо она, либо парень незаметно «линял» из поля зрения… А она и не страдала – подумаешь!

С Сережкой познакомились на ночных посиделках, куда очередной ухажер привел ее в три часа ночи. До этого сидели в пабе, она напилась пенистого пива и в гостях начала куролесить –  хохотала и танцевала до упаду. Ну, бывает… При этом зорким оком умудрилась отметить невысокого плотного паренька, что сидел на диване  и не сводил с нее глаз. Это заводило еще больше, и Вера даже выдала рок-н-ролл, что делала крайне редко.  Но юноша только смотрел и ничего не предпринимал. Девушку это разозлило, и она стала демонстративно собираться домой. Как так-то? Она тут пляшет, а он – «ноль ампер»? Подумаешь!  «Пойду пешком!» – сказала громко. Ухажер начал уговаривать вызвать такси, но Вера уперлась. В этот момент парниша поднял-таки чресла с дивана и произнес: «Я провожу».

В подъезде он не делал попыток пристать или просто поцеловать, хотя взгляд был… Ну как бы это объяснить? В общем, тонула Вера в его ничем не примечательных азиатских глазах как в омуте – с головой. На следующий день он ей написал: «Приду на ужин, жди». Она психанула – ничего себе! Но тут же полезла в морозилку за курицей, заметалась в поисках специй… Они буднично поужинали, потом он посадил ее себе на колени… и все. «Стали они жить долго и счастливо».

Изменил на третий год совместной жизни. Поссорились, хлопнул дверью, ушел в ночь… Она из принципа даже не посмотрела привычно в стылое февральское окно на удаляющуюся фигуру и не проронила ни слезинки. Подумаешь! Замерзнет и придет.

Вернулся лишь на следующий день вечером. Тяжело опустился на свою табуретку, она молча начала метать еду из холодильника. Перенервничала, но терпела, первой разговор не заводила. А Сережа вдруг глухо сказал: «Сядь».  Как-то необычно произнес, не назвал по имени…

– Мы со Славкой выпили, и он повел меня к Светке. Там еще добавили… В общем… Проснулся со Светкой.

…«Мир обрушился». Вера внезапно поняла смысл этой дурацкой фразы. Она чувствовала, что ее подруга – подруга!!! – нравится мужу. Аппетитная такая, с формами, ласковая, мужиков любит. Одинокая, пацана одна воспитывает. Но зачем ее Сережку-то…

Вера пока не знает, что делать. Думает. При этом по МАЛЬЧИКУ своему безумно скучает. И смотреть на него не может…

 

Майя ЛАРИОНОВА