Молодые устроились, вроде, неплохо: купили дачный участок с маленьким домиком, Кеша прописался у дальних родственников, нашёл работу. Он  в первый же день обошёл весь дачный посёлок, познакомился с соседями. Солнышко светило, птички пели, все что-то сажали, обновляли теплицы. Жизнь била ключом. Красота.

Лето пролетело незаметно, и дачный посёлок опустел. Кеша заново познакомился с  соседями, которых раньше не замечал: это были трое мужчин. Жили – один близко, второй – наискось от главной дороги, чуть подальше, третий – дальше всех. Все были в возрасте.

Кеша рано выходил на автобус, а Лиза, оставаясь одна с детьми, ждала его, начиная с обеда. С соседями поддерживали отношения: то Лиза угостит их своими пирожками, то они, проходя мимо, что-то сладенькое сыновьям дадут.

Муж однажды предупредил жену, что их организация закрывается, придётся искать другую работу. Другая работа не нашлась, да ещё печалил кредит, полученный, чтобы купить этот маленький домик. После недолгих раздумий молодая пара решила, что глава семьи станет вахтовиком. Перед отъездом Кеша постарался обеспечить свою семью всем: заготовил дрова, лёд, продукты, предметы гигиены и прочее.  Главное, обошёл всех соседей: дядю Саню, Володю, Серёгу – просил присмотреть за женой и детьми и помогать, если это понадобится. Те с радостью согласились: им нравилась молодая женщина, такая некапризная, неприхотливая, верная и сильная.

Дедушки, как их называли мальчики, не навязывали своё общество, жили своей незаметной тихой жизнью, только дядя Саня через неделю после отъезда отца семейства поинтересовался, как у них с хлебом. После этого через день, чередуясь, стали покупать по заказу молодой соседки то хлеб, то газет, ну и там по мелочи. И жизнь потекла размеренная и тихая.

В конце декабря приехал Кеша, привёз подарков не только своим домашним, но и дедушкам. Новый год встретили вместе, поставили маленькую ёлочку, молодые постарались с подарками, а соседи, смущённо улыбаясь, достали свои: Кеше – хороший набор отвёрток, Лизе – духи, а мальчишкам достались большие самосвалы, которые по достоинству оценили летом, играя на зависть всем мальчишкам в песочницах. Посидели хорошо: и телевизор посмотрели, и попели, и поговорили по душам. Старики не жаловались, но где-то невзначай упоминали о прежней жизни.

Уезжая, Кеша уже не просил, просто попрощался со своими покровителями: он знал – его  семья под надежной защитой.

Зима пролетела быстро, тихо и спокойно.

 

* * *

Главным в этой тройке был дядя Саня, старше всех. Жил он на даче бывшего зятя, вроде, охранял. Зиму проводил в доме, на лето перебирался в старый вагончик. Свой дом продал, когда тяжело заболела дочь, после её смерти жена прожила недолго, внук остался с отцом.  Дядя Саня снимал комнаты, но однажды зять  предложил пожить на его даче. С тех пор другого жилья не искал – всё-таки у своих. Жена зятя спокойно приняла отца первой жены мужа, по-своему заботилась о нём, уважала немногословного интеллигентного мужчину.

Когда Кеша попросил приглядывать за своей семьёй, он согласился, потому что Лиза напоминала ему покойную дочь. Так же, как Лиза, она самоотверженно строила семейное гнёздышко. А дядя Саня вспоминал, как дочь яростно защищала мужа. Только теперь, спустя годы, он понял её правоту и мудрость.

Володя был моложе дяди Сани. Где-то жила с другим мужчиной его жена, выиграв суд по всем статьям, отняв у него квартиру родителей, и сразу её продав, и запретив встречаться с детьми. На долю разделённого имущества он купил маленькую заброшенную дачу и был по-своему счастлив: всё-таки своя крыша.

Серёга – самый молодой, просто был спившимся элементом и жил на даче своей сестры, откуда зять время от времени его выгонял, но родная кровь его не бросала, и сам зять иногда уходил ночевать к своим родителям. Если бы не старшие товарищи, к каким берегам прибился б Серёга – ещё неизвестно. Может, вообще на белом свете его не было бы. А так его вели по жизни хорошие люди, потому считал себя человеком, достойным уважения.

Дедушки поддерживали друг друга, потому что без чувства локтя в этом мире выжить трудно. Молча и единодушно приняв под своё крыло молодую семью, они были и счастливы, и обеспокоены. Им доставляли радость мальчишки, когда с разбегу кидались в их объятия, старики по-отцовски берегли спокойствие молодой женщины, считали её настоящей матерью. Каждый мужчина хранит в своём сердце тепло материнской любви, одаривая им  любимых женщин, если повезёт  в жизни.

Зима прошла как обычно: изредка приезжали дачники, проверяя свои владения, бомжи так далеко не ходили, предпочитая  городские трущобы. Наступила весна, и стали кружить по дачам  подростки. Это уже было опасно.

Озлобленные на весь мир с раннего детства, выросшие среди пьяниц, потерявших человеческий облик, они в один миг могли превратиться в   волчью  стаю, беспощадную и жестокую.

Старики следили зорко, чтобы они не приближались к дому, где жили такие беззащитные, дорогие им люди. Это им удавалось, но пришёл момент, когда главарь малолетних поинтересовался  домиком Кеши. Спросил он у Серёги, на его вопрос тот ответил:

– Да это жена какого-то криминального авторитета, сами боимся – не подходим.

После этого друзья все втроём полмесяца ночевали у Серёги: его дом был ближе всех. То ли малолетки поверили ему на слово, то ли нашли кого богаче – но больше этих подростков они не видели. Там и дачники стали чаще ездить, потом настало время огородов.

  1. S. Жизнь иногда дарит неожиданные встречи. Однажды заказав такси, я разговорилась с молодым мужчиной, которому рассказала об этой дачной истории. Это и был тот самый Кеша. Ахнув и узнав названных персонажей, он сказал, что Лиза – его жена. У них всё нормально: старший сын оканчивает школу, младший – уже в девятом  классе, растёт маленькая принцесса. Он с глубоким уважением и любовью отзывался о дедушках (мальчишки часто вспоминают их).  Жаль, дядя Саня умер год назад.

 

Анна ВЕТРОВА