Пассажиры, направлявшиеся в Якутск из Москвы, Петербурга и других городов западной части страны рейсом авиакомпании S7, 21 января  «зависли» в Новосибирске (аэропорт Толмачево) на 14 часов вместо пяти.

Поначалу все шло по плану. Пассажиров в 2 часа 50 минут ночи пригласили в самолет. Все радостно усаживались, «размещали ручную кладь под впереди стоящими креслами», «приводили спинки кресел в вертикальное положение».

Когда путешественники угомонились и замерли в предвкушении полёта, командир индифферентно сообщил: «В связи с метеоусловиями аэропорта Якутск вылет откладывается, пассажиров просят покинуть салон и обратиться к представителям авиакомпании в аэропорту». Досадно, но такой уж у нас регион — самый холодный на планете, просто так не добраться. Сто шестьдесят человек покинули салон, волоча ручную кладь, засыпая на ходу, успокаивая не понимающих суеты младенцев.

Представители авиакомпании S7 в Толмачево находятся на максимальном удалении от места событий – в дальнем углу на другом этаже. Цель поиска представителя — получить направление в гостиницу. Полторы сотни сонных пассажиров дисциплинированно встали в очередь за направлением.

Представители авиакомпании S7 работали не покладая рук. В прямом смысле. Брали у каждого посадочный талон, паспорт и печатными буквами вписывали данные на листы размера  А4 (!). Записав, называли один из двух отелей, где предлагалось «ночевать». Часть записавшихся пассажиров сразу забывали название «своего» отеля и прорывались назад в очередь: «мне только спросить».

Девушки продолжали перепись, отвечали на вопросы забывчивых, беседовали между собой.

Светало.

Вышел новый представитель авиакомпании и бодро сообщил:

— Водителей уже разбудили. Они едут к своим автобусам и примерно в 5.30 утра прибудут за вами…

Примерно в 6 часов утра все наконец прибыли в отели, получили ключи. Чтобы в 9 часов снова  вернуться  в аэропорт.  Как в анекдоте:  «Что, даже чаю не попьете?»

В 10.00 объявили посадку. Подъехал длинный желтый автобус, коллектив сгруппировался… Но автобус постоял и уехал. Табло с надписью «Якутск» погасло, контролер посадки молча свернул бумаги…

— Что случилось? Когда полетим?

— Ничего не знаю, обращайтесь к представителям авиакомпании…

Эти занятые люди, как мы уже знали, находились в нескольких минутах и сотнях метров  ходьбы от места мучений  пассажиров.

Через час посадку объявили снова.

Поднимаясь по трапу, пассажиры с удивлением обнаружили на крыльях и фюзеляже слой снега и льда. Оказывается, самолет никто даже к вылету не готовил все это время.   Ожидающие в Якутске прибытия друзей и родных   сообщали, что погода  ясная и для Якутска очень даже теплая — всего минус 36.

Пока все снова  «размещали ручную кладь под впереди стоящими креслами», «приводили спинки кресел в вертикальное положение»,  были выявлены граждане,  решившие дальше не лететь. Полчаса сотрудники авиакомпании искали в багажном отделении чемоданы  невозвращенцев. Остающиеся напряженно обменивались мыслями:  «Может, это знак?», «Может, не лететь?» «Интересно, что там по гороскопу сегодня?..»

Мытарства прошедшей ночи и обледенелый самолет навевали тоску и безысходность.

Возмущенный вопрос пассажира: «Когда же мы, наконец, полетим?!» заглушили утробные звуки мощных струй антиобледенительной пены. Минут десять все изумленно таращились на веселые пенные разводы, стекающие по иллюминаторам…

В 6 часов вечера вместо 9 часов утра пассажиры злополучного рейса все-таки вдохнули  морозный воздух Якутска. Радость приземления в пункте назначения  затмила все неурядицы. И все же… Интересно бы узнать:

— Почему в век компьютеров, нанотехнологий и облачных хранилищ  сотрудники авиакомпании пишут списки пассажиров «от руки»?

— Почему представители авиакомпании S7 ни разу не подошли к месту событий, а их нужно было искать?

— И в чем все-таки была причина 14-часовой задержки рейса? Идею о том, что пилоты настолько неопытные, что могут  приземляться  только  ночью,  ориентируясь на наземные огни,   рассматривать почему-то не хочется.

 

Татьяна Крайнева