Мой герой появился на свет в год Великой Победы. Мать Татьяна Михайловна была родом из Хоринского наслега Сунтарского улуса, отец Данил Семенович родился в 1916 году в соседнем Кюндяинском наслеге. Поженившись, молодая пара поселилась на родине мужа, в Кюндяе.

 

Охота и общение с природой

Отец очень хорошо стрелял, хотя у него по причине ранения от немецкой пули на левой руке двигался только большой палец, а правую руку повредил уже после демобилизации: у приступившего к трудам сразу по возвращении колхозника по неосторожности рукав пиджака затянуло в жатку комбайна, переломало кости, и рука у висела плетью. Несмотря на это, он сбивал летящих уток без промахов. Анатолий Данилович за многие годы охоты видел немало отличных стрелков, но равных своему отцу еще не встречал.

На охоту отец стал его брать с четырех лет. Сажал на закорки и отправлялся на ближайшие таежные озерца-мара в Кюндяе стрелять уток. Придя на место, Данила устраивал сыночка возле куста малины или смородины, и маленький Толя коротал время ожидания отца за вкусным десертом. И вскоре раздавался громогласный выстрел, после чего отец подходил к сыну с добытыми кряквами в обеих руках: в то время на мелкую дичь типа чирков и тем более куликов никто не тратил драгоценных патронов. Он торжественно вручал сыну увесистых уток, которых тому удавалось протащить лишь несколько метров.

А когда перешел в четвертый класс, отец подарил 11-летнему пацану одноствольную «двадцатку-переломку» – новенькое ружье в заводской смазке, с блестящим полированным ложем. Анатолий Данилович до сих пор помнит то чувство бесконечной радости и нескрываемой гордости – с тех пор он считалсебя уже причисленным к обществу взрослых и ответственных охотников.

Толя рос мальчиком худеньким, болезненным. С началом охотничьих будней, когда ему приходилось и весной и осенью мерзнуть, мокнуть, а порой испытывать голод и прочие тяготы, к нему пришло здоровье, он стал взрослеть и крепнуть. Закалка в этих экстремальных условиях способствовала и умственному развитию, и становлению человеческих качеств, и привитию навыков поведения на природе в любых условиях.

Благодаря охотничьим наывкам А.Д.Макаров в 69 лет выполнил норму мастера спорта РС(Я) по пулевой стрельбе, что считает своим большим достижением в своей жизни. Хотя свершений и успехов в других сферах у него было нисколько не меньше.

 

Вокал

– У моего отца был удивительный голос, – вспоминает Анатолий. – К сожалению, он на людях не демонстрировал свой талант. Только под старость несколько раз выступил в концертах, поразив зрителей своим исполнением тойука. Он часто пел, когда мы с ним ехали на охоту на лошади.

Приобщение маленького Толи к искусству началось в Кюндяинской школе. Юная учительница Нина Михайловна стала у них вести кружок пения, работал учителем баянист Николай Степанович Иванов. Вот они и пробудили в мальчишке интерес к пению и сцене. По окончании начальной школы обучение предстояло продолжить в Эльгяйской средней школе. Как раз и Николай Степанович туда же перешел учительствовать, и как-то раз в канун 9 Мая он поймал пятиклассника Толю в коридоре: “Ты же пел в Кюндяе, давай-ка мы тебя включим в программу концерта”. Тогда на концерте в честь Дня Победы он исполнил хит того времени “Ыллаа миэхэ, сиэстэрэ… (Спой мне, медсестра…)” После выступления к нему подходили ребята-старшеклассники, чтобы пожать руку: “Молодец, здорово поешь!”

 

Изобразительное искусство

Толя с самого детства просто обожал рисовать. В те годы в районах не было ни музыкальных, ни художественных школ, дети выражали свои творческие дарования только в самодеятельности да ученических выставках. Акварели и масляных красок тогда в деревне не было, потому рисовал карандашами.

В совхозе “Эльгяйский” столяром работал Лай Лаевич (Николай Николаевич Николаев), который был самодеятельным художником.  Как он рисовал маслом, как водил кистью по холсту, в итоге чего получалась прекрасная картина – Толя был просто потрясен! Семиклассник попросил маститого, на его взгляд, художника научить рисовать кистью и маслом. Тот удивился, но показал, как грунтовать холст, как подбирать краски и другие азы. Анатолий нашел кусок холста, наятнул его на раму, покрыл олифой, загрунтовал… и начал писать. И с тех пор он пишет масляными красками. Я видел в Музее природы в Эльгяе его диорамы и картины, вот буквально на днях в Зоологическом музее СВФУ ознакомился с его последними работами и могу засвидетельствовать – это произведения настоящего мастера. Не зря в 2005 году он был удостоен звания члена Творческого Союза художников России.

 

Хореография

Но судьба повернула так, что в том далеком 1969 году Анатолий Макаров поступил учиться не на художника, а совсем даже на другое направление. Экзамены в художественное училище уже прошли, надо было как-то определяться. Тут подвернулся земляк Толя Иванов, который окончил уже первый курс Якутского культурно-просветительского училища, он предложил сходить к Аксении Васильевне Посельской: “Ты же танцевал в ансамбле у самого Зверева, хотя экзамены и закончились, но чем черт не шутит, вдруг возьмет”. И ребята поехали в Сайсары, в район магазина “Елочка”, друг постучал в дверь, открыла высокого роста женщина с суровым видом. Наш герой как-то сразу сник, испугавшись ее облика, но друг Толя все ей объяснил, напирая на то, что протеже – ученик Кыыл Уола. Аксения Васильевна оценивающим взглядом оглядела кандидата в хореографы с ног до головы, потом так же сурово изрекла: “Приходи к началу учебного года”. Вот так в один момент была разрешен еще один жизненный этап Макарова.

А этому предшествовала совсем другая история.

– Мне всегда по жизни везло на встречи с хорошими людьми, – рассказывает Анатолий Данилович. – Первым таким человеком, с которым мне пришлось общаться, был великий певец-сказитель Сергей Афанасьевич Зверев-Кыыл Уола. Мне посчастливилось несколько лет танцевать в его знаменитом ансамбле.

После окончания училища молодого специалиста назначили директором Эльгяйского дома культуры. И тут пришла повестка в армию. Когда демобилизовался, поступил в музей природы. Основатель этого чудо-музея Борис Николаевич Андреев знал, что Макаров рисует, умеет рукодельничать, и принял его лаборантом. Так начался следующий этап в жизни, ставший определяющим уже на многие годы.

 

Таксидермия

Изготавливать чучела учил его сам Б.Н.Андреев, почувствовавший интерес молодого лаборанта к этому сложному искусству. Оказывается, он был лично знаком со всеми ведущими таксидермистами огромной в то время державы СССР – Федуловым, Заславским, Назьмовым и другими, поддерживал связи со многими зоопарками и питомниками, он обменивался с ними экспонатами, тушками и шкурами редких животных и птиц. Помогали ему в этом всеобщий энтузиазм советского периода, добрые человеческие отношения между людьми разных народов всего Советского Союза. В 1985 году в день ысыаха он ушел из жизни. Как раз в это время завершалось строительство нового двухэтажного здания музея природы. Стояла задача оформить экспозиции и разместить стоявшие ранее в небольшом помещении все чучела в просторном здании на двух этажах. И вот тогда пригодилась школа Андреева, его уроки не пропали даром. Все просчитал, разделил помещения по географическим зонам – и работы продолжались в течение одного года и трех месяцев, за это время было сделано 30 более диорам, установлены тысячи больших и маленьких чучел животных и птиц – начиная от колибри и новорожденного медвежонка, и заканчивая жирафом и страусами.

 

Музееведение

Летом 1997 года Анатолий прочитал в газете, что в ЯГУ открылся новый комплекс факультетов естественных наук – КФЕН. Также он знал, что в университете был небольшой естественно-научный музей. Вполне резонно посчитав, что в связи с вводом нового громадного комплекса может возникнуть необходимость его расширения, в один из приездов в столицу он зашел на прием к декану биолого-географического факультета Б.М.Кершенгольцу. Благодаря ему, доктору наук Н.Г.Соломонову и ректору В.В.Филиппову Макаров стал сотрудником ЯГУ, сегодня он – заведующий отделом таксидермии Зоологического музея СВФУ.

За пять лет Анатолий Данилович полностью составил экспозиции университетского музея – изготовил несколько диорам, сотни чучел разных животных и птиц, в том числе им собраны и уникальные коллекции гибридных птиц и мутационных форм животных – альбинизма, меланизма и других. И последующие восемь лет он продолжает пополнять коллекции своего детища.

Теперь Макаров вынашивает новую идею – создать в Якутске Музей охотничьего и рыболовного промысла. Пожелаем ровеснику Победы победить и в этом деле!

 

Владислав КОРОТОВ

Фото автора и из личного архива героя материала