Не досмотрев  сериал, Ира выключила телевизор и стала стелить себе на диване, даже не разложив его. Так устала, что лень делать лишнее движение. Только начала засыпать, как встрепенулась от резкого звонка в дверь.   Кого это черт принес так поздно? Подошла к двери.

— Кто это?

— Я! Открывай скорей!

— Вот тебе раз, что так поздно? – спросила Ира, открывая дверь.

— Может мне уйти? — буквально падая на диванчик в прихожей, заносчиво огрызается сестра.

— Да ты пьяна! С ума сошла? Откуда пришла такая?

— Ты впустишь или будешь допрашивать здесь? — Лена встает и, пошатываясь, идет на кухню.

— Сними хоть шубу и сапоги, здесь уборщицы нет, — следом ворчит Ира. Лена скинула свою дорогую шубу прямо на пол и с трудом стала стаскивать сапоги. Сестра все это собрала, унесла в прихожую и уселась напротив

— Ну?

— Не могу я  идти домой, не понимаешь, что ли? Переночую у тебя.

Ира поняла:  говорить о чем-то сейчас бесполезно.

— Пойдем, ляжешь в комнате…

Утром Иру разбудил запах свежесваренного кофе. На кухне, положив ногу на ногу, как ни в чем не бывало, сидела сестра и потягивала кофе из большой чашки.

— Привет!

Не отвечая на приветствие, Ира пробурчала:

— И что это вчера было?

— Ничего особенного, был корпоратив, я перебрала лишнего, вот и все.

— Все? Ты это называешь «ничего особенного»?  Вчера на ногах не могла стоять. Ты о своем муже подумала?

— В данное время я как раз думаю о нем. Думаю, как объясниться. Удовлетворена?

— Мне-то что, это твой муж. И вообще, что происходит? Ты хочешь разрушить свою семью?

— Не притворяйся, тебе ведь не все равно. Ты думаешь, я не знаю, что Гриша — твоя бывшая любовь?

— Не говори глупостей, у кого не было школьных увлечений. Мне помнится, ты тоже с ума сходила по учителю физики. А теперь,  думаю,  забыла даже, как его звали. Давай без этих своих штучек говори, что случилось?

— Не знаю, наверно, кризис. Ты слышала? Оказывается, в семье  время от времени наступает кризис.

—  Мне кажется, что это у тебя в голове длительный кризис. Может, пора повзрослеть? А то у тебя всегда так: что хочу, то и творю.

Лена с долей ехидства:

— Зато ты у нас больно рассудительна. Хорошо, наверно, быть такой холодной — никаких  переживаний.

— Что? Как ты смеешь упрекать меня в холодности? Что ты вообще знаешь про мои переживания? Ты хоть раз задумалась, почему я до сих пор одна?

У сестры округлились глаза, она всплеснула руками:

— Ирка, ты что? Ты хочешь сказать, что до сих пор не забыла его?

Она  подбежала, упала перед сестрой, обняла ее за колени:

— Прости меня, прости! Я не знала, я бы никогда…

Зазвонили в дверь.

— Иди, открывай, твой ненаглядный пришел. Вчера мне весь телефон оборвал. Перестал, когда я сказала, что ты весь вечер со мной — скрашиваешь мое одиночество, — сказала Ира.

— А он что?

— Что — он? В который раз умилился твоей доброте и чуткости.

— Ой, моя дорогая сестричка! —  Лена  поцеловала ее в щечку и побежала открывать дверь.

В прихожей Гриша помогает жене одеваться.

— Спасибо, Ира!

— Идите уже! Как я устала от вас.

Ира вяло махнула рукой.

Лена обняла ее и шепнула на ухо: «Я очень, очень тебя люблю!»

 

Валентина СОЛОМОНОВА