Елизавета Никифоровна Сорокина родилась в  деревне Горбова Иркутской области, в 1888 году. Прожила 93 года. Семья ее считалась небедной: были корова, свинья, бараны, куры, кое-какие машины для обработки земли. Потом эти машины конфисковали.

Бабушка родила 13 детей, некоторых прямо в поле рожала и приносила домой в фартуке. Еще работала у барина в соседней деревне по хозяйству. Дети умирали, видать, от недоедания, потому что с ними водились старшие дети и выпивали у них молоко, так как сами были голодные. В живых осталось 6 детей. Они тоже родили детей и работали как «волы». Всего у бабушки было 27 внуков, дожила до правнуков и праправнуков. Даже трудно посчитать, сколько их было.

Мы выросли в большой семье, в большом доме, и во всем помогали: мыли полы некрашеные, голичком терли их, стирали белье стариков, которые ходили на сенокос в белых хлопчатобумажных рубашках, потом это белье полоскали в реке, стоя по колено в ледяной воде.

Игрушек не было совсем, так бабушка  шила нам кукол из тряпок, строила нам клепки (шалаши), а обклеивала их деньгами, вышедшими из употребления. Один раз с сестрой подрались из-за синего стеклышка, нас  поставили в угол, наказали, а мы помирились с ней в углу и стали играть. Вообще жили дружно. Взрослые женились, выходили замуж, уходили в свои дома. А мы жили с бабушкой. Очень ее любили. Добрее ее не было человека на свете. Дед рассказывал нам разные небылицы. Мы слушали с замиранием сердца.

Хлеба белого не видели, черного — и то мало. Я родилась в июне сорок первого. Когда маме принесли повестку в армию, мне было семь дней, так что ее не взяли на фронт. У бабушки забрали сына в армию в 1938 году. Он уже ехал домой,  когда  началась война. Его тут же отправили на фронт и вскорости пришло извещение:  «Пропал без вести». Потом, вроде, нашли в Керчи в общей могиле.

Когда все дети разъехались, бабушка переехала к нам, в Якутск. Ей было уже под 90. Она вязала теплые  носки, рукавицы.  А потом моя мама переехала в Краснодарский край, в станицу Бакинская. Она там собирала яблоки, груши, вишню, сушила и отправляла нам на компот. А когда мы приехали к ней в гости, бабушка в свои 91 год забралась  на яблоню и давай нам  сбрасывать плоды, еле сняли ее оттуда. Умерла она в 93 года, вся станица ее хоронила.  Ее все уважали, веселая была, добрая. Сейчас и на пенсии работают, а нам бабушка рассказывала сказки, пела песни. Благодаря ей  и маме я стала цветоводом. В огороде все выращиваю. Учу своих троих детей и восьмерых внуков.

Бабушка собирала  лечебные травы, сушила их и меня учила. Дети и внуки разъехались, одна внучечка живет рядом. Учу ее вязать, шить, вышивать, рисовать, растить цветы. Учу любить животных. Мы держали козу. Так она двойняшек-козлят выкормила из соски. Мечтает, когда вырастет, тоже  завести козу с  козлятами. А пока ухаживает за кошкой и собакой. Рисует красиво.

У моей сестры трое детей, восемь внуков, а у двоюродной сестры 2 детей, 6 внуков и 6 правнуков (ей 78 лет). Живем все дружно, общаемся, заботимся друг о друге. Нам даже завидуют, что у нас так много родных. Семья – это большое счастье. Берегите друг друга.

 

Нэля Васильевна ЧУПРОВА