«Знаешь, чем уже много лет у нас в городе известен Алоис? Если кто-то переезжает или что-то выбрасывает, Алоис моментально оказывается возле мусорного контейнера и тут же отыскивает в нем что-нибудь интересное. У него на такие вещи чутье», —   рассказывает мой друг Йозеф Карловски.

Я видела Алоиса Юрковича всего дважды, и оба раза — в крохотной белой шапочке и с бежевой холщевой сумкой через плечо. В нее Алоис собирает всякие необычные вещицы, которые находит на улицах небольшого немецкого города Пассау. Для кого-то это просто мусор, хлам. А он уже более сорока лет создает из этих вещей предметы искусства, инсталляции, картины, фотографии и вдыхает в них новую жизнь.  И вместе с ним совсем по-другому  начинаешь смотреть на погнутую, завалявшуюся в кухонном ящике ложку. Или старый, пришедший в непригодность замок. Или на черенок лопаты, изъеденный ржавчиной и временем. И понимаешь, что если присмотреться к этому миру повнимательней, в нем можно обнаружить гораздо больше красоты, смысла и  поводов задержать взгляд.

На интервью Алоис пришел в шапочке, но без своей знаменитой сумки. Я не первая, кто интересуется, куда она подевалась. Буквально на днях сумка не выдержала веса найденных «сокровищ» и теперь требует ремонта. Все свои работы — коллажи, фотографии, скульптуры и инсталляции сам художник называет сложным для русского уха словом «хаусмайстеркунст» — «искусство домохозяина». Так же называется одна из изданных им книг. В нашем регионе Юркович — культовая фигура. С удивлением узнаю, что он урожденный австриец, то есть мой «земляк», с венгерскими и сербскими корнями. Переехал в Пассау более двадцати лет назад, сейчас ему 70 лет.  Психолог по образованию, учился в Художественной академии в Вене, хотя обучение не завершил. Но каждому, кто смотрит на его работы в многочисленных уютных кафе Пассау, становится понятно, что это упущение для Венской академии, а не для него. Его работы заставляют на самые обыденные вещи смотреть с восторгом пятилетнего ребенка. «Я таким родился, — говорит Алоис. — Помню, как в детстве не вылезал с дедушкиного чердака. А первой вещью, которая меня заворожила, была большая глиняная ваза. Без рисунка и без глазури. Просто ваза. Я сменил множество квартир за свою жизнь, но она до сих пор со мной. Пережила все переезды».

Часть вещей и книг, которые находит, он продает в антикварные лавки, тем самым зарабатывая на жизнь. На интервью  принес две свеженайденные книги, одна из них 1941 года выпуска, обучающее пособие для управляющих магазином того времени. Книга теперь попадет в антикварную лавку, где найдет своего ценителя. По его словам, за эти годы он насобирал три с половиной тонны железа! Так что кроме эстетической пользы от его деятельности есть еще и польза практическая. От этого невысокого человека веет таким спокойствием и уютом, что кажется, будто он так же принимает всех людей по жизни, со всем их «мусором и хламом» в голове… Словом, психологическое образование чувствуется.

Я спрашиваю о самой необычной инсталляции, которую он создал. Алоис рассказывает про пирамиду из 34 железных ванн, которая до сих пор хранится в недрах его мастерской. Говорит, что город охотней покупает фотографии его работ, чем сами инсталляции. Мне понадобилось не менее часа, чтобы рассмотреть диковинки в его мастерской. Чего стоила одна комната с барабанными установками, где он проводит репетиции со своей музыкальной группой. Я не отказала себе в удовольствии поиграть на инструменте, созданном из старых сковородок, издающем удивительно глубокий звук. Прямо по дороге в мастерскую мы нашли возле одного из магазинчиков большие старинные картинные рамы  и прихватили с собой — для будущих работ. «Лоис, ты выглядишь так, как будто сам выпал из картинной рамы, — на ходу шутит его сосед, галерист с верхнего этажа.

«Да, вот так я и нахожу материал для творчества, — улыбается художник, — меня просто ведет чутье, интерес. — Меня притягивает след бывших владельцев,  который остается в старых вещах, их особая энергетика».

Глядя на господина Юрковича, остается только удивляться: как можно жаловаться на скуку и однообразность жизни? «Вся красота мира — в глазах смотрящего», правильно заметил мой любимый писатель Виктор Пелевин.

«Смотри, это фотография моей венгерской бабушки, ей на тот момент исполнилось сто лет.  Я сам сделал это фото. Бабушка часто готовила мне суп из петушиных гребешков. Она говорила, что без этого супа из мальчика не вырастить мужчину. Может быть, благодаря этому супу я стал таким, какой  есть?»

 

Маргарита ГАБОР