Иван Александрович Галкин был человеком трудолюбивым и хозяйственным. Большая часть его жизни прошла на строительных обьектах государственного предприятия и возведении жилых домов.

Свободное от работы время он полностью посвящал садоводству и огородничеству. Дача его буквально благоухала: за каждым кустиком уход, овощи приносили максимальный урожай. Выйдя на пенсию, он еще чувствовал в себе силы, устроился на работу школьным сторожем и получал заметную прибавку к семейному бюджету, продавая овощи и ягоды.

Возвращаясь однажды домой с дачи, увидел на обочине дороги небольшой куст шиповника. Стояла ранняя весна, и шиповник только-только раскрывал свои нежные листочки. Иван Александрович бережно выкопал куст вместе с комом земли, не повредив корни. Принес в школу, где работал сторожем, разделил его на три части и посадил за группой деревьев, в глубине двора. Посадил и забыл о своей находке. А вспомнил лишь через несколько лет, когда шиповник пышно разросся и сплошь покрылся ярко-красными плодами.

С тех пор каждую осень Иван Александрович, будучи на дежурстве, собирал спелые ягоды шиповника, сушил их и зимой постоянно готовил себе и своей жене витаминный напиток.

В тот день он, захватив с собой литровую пластмассовую емкость, решил начинать заготовку шиповника. Уже вечерело. Не успел Иван Александрович сорвать первую горсточку плодов, как увидел с другой стороны густых кустов пожилую женщину невысокого роста с маленьким детским ведерком в руках.

– Так у нас гости! – воскликнул добродушным хозяйским голосом Иван Александрович. Он намеревался не спугнуть женщину, а пригласить ее к совместному сбору, и добавил:

– Ягода нынче очень крупная, удачный мне куст попался для пересадки.

Но женщина его добрые намерения встретила неожиданной неприветливостью.

– Не гостья я здесь, а хозяйка! Этот шиповник мой! Я из окна своего дома все время слежу за ним, чтобы дети не обрывали. Он мне нужен больше, чем тебе, такому здоровяку!

От подобных рассуждений Иван Александрович в первую минуту даже растерялся. Как же так, он посадил шиповник, вырастил его, а тут вдруг нашлась хозяйка. Он внимательнее присмотрелся к женщине и почувствовал, что незнакомка настроена весьма недружелюбно.

– Да я ничего, я не возражаю, – пробормотал пенсионер, – но не помешало бы узнать, кто посадил этот шиповник…

– Я не садила, но все время слежу за ним из окна! Он мне больше нужен, чем тебе. Я ведь онкобольная, одинокая, лекарств не на что купить. А ты вон какой благополучный. Непыльную работу имеешь. Да еще и на общественный шиповник нацелился!

Говорила и распалялась все больше и больше. Злые слова градом посыпались из ее уст.

– Все позахватили, все своровали, всего-то вам мало! Уже и несчастный шиповник присвоили!

От охватившего возмущения у женщины начали дрожать руки. Яростные слова, как пулеметные очереди, обрушивались на бедного Ивана Александровича. Видно, очень уж наболело у нее на душе. Не прекращая словесной баталии, она жадно хватала ярко-красные кувшинки шиповника, словно боялась, что его у нее отберут.

– Посмотри на себя! – продолжала женщина. – Рослый как конь, и сносу тебе нет! Еще работаешь. А я вот на свою мизерную пенсию даже лекарств купить не могу! А тут еще и к шиповнику не доступиться!

-– Да кто вас не допускает? Собирайте, ради Бога, сколько хотите! Возьмите еще и мой шиповник! – и Иван Александрович подошел было к женщине, чтобы высыпать в ее ведерко те несколько горстей шиповника, которые успел насобирать для себя.

Но с женщиной вдруг произошло что-то невероятное. Она вся ощетинилась от злости, лицо побелело, глаза засверкали бешеным огнем. В этот миг она была похожа на смертельно раненую птицу, которая из последних сил бьется за свою жизнь. Вместо того, чтобы протянуть свое ведерко навстречу Ивану Александровичу, она зашвырнула его в кусты и побежала прочь, выкрикивая: «Да подавись ты своим шиповником, гад проклятый!»

Иван Александрович оторопело смотрел ей вслед. Он отодвинул ногой ведерко с рассыпанными ягодами и чуть не заплакал. Он не рассердился на эту отчаявшуюся пенсионерку. Все поплыло перед его глазами, сердце сжалось от боли и горечи. Он вдруг почувствовал себя бесконечно виноватым перед этой женщиной, судьбу которой так беспощадно поломала жизнь.

Сумерки уже сгущались, а он все стоял у кустов шиповника и никак не мог успокоиться. Несчастная женщина не выходила у него из головы. Медленно направляясь к школе, он все думал о ней. И как бы наяву вся ее жизнь прошла перед его глазами. В молодости она, вероятно, была красива и счастлива! Дети выросли, поразъехались, муж ушел из жизни, а тут еще заболела сама. На последние деньги сделала операцию. Старость, холодная, беспощадная, придавила ее. И теперь она мечется без чьей-либо помощи, без ласкового слова и доброго взгляда. Недоедает, по копеечке собирает деньги на лекарства, чтобы выжить. Потому и обращается к каждой полевой травке и ягодке…

Ивану Александровичу вдруг захотелось догнать эту женщину, обнять ее, успокоить и хоть чем-нибудь помочь. Он посмотрел в том направлении, куда она пошла, и на сердце у него стало еще горше. А перед глазами все стояло ее отчаявшееся обреченное лицо и маленькая худенькая фигурка, так похожая на смертельно раненую птицу.

 

Валерий ТАНЧУК