На каникулах учу дочку читать. Она в первом классе, но неимоверно отстает от программы. Дочка очень интересный ребенок по части жизнедеятельности и творчества, сообразительная и умная не по годам. Но только того, что не касается учебы. С рождения её анализирую, осторожно ввожу в каждую новую веху жизни. Однако учение оказалось ей не по зубам. Стала частенько вспоминать себя в её годы.

Мне пять лет. Отец учит читать, так же как и я учу свою дочь: осторожно, с желанием заинтересовать… Я, конечно, очень любопытная дочка — ХОЧУ ВСЕ ЗНАТЬ! Учусь с жадностью и быстро, как же — еще и желание выслужиться перед любимым папой! Но вот одно слово никак не могу понять, сидим, значит, читаем и кажется – целую вечность. У отца уже брови хмурятся, цвет лица меняется, дышит как-то не так. Я чувствую: что-то будет — и плохое. Вновь выдаю слово «Стёпа», а он опять спрашивает: «Что это?» А я к своему большому стыду не знаю! Мой папа — очень любимый человек, кажется, даже нет человека, которого больше люблю, ну, кроме детей своих. До сих пор, как в детстве, сюсюкаемся, даже не представляю какими будем лет эдак через десять, когда мне за полтинник, а ему – за восемьдесят. Опять возвращается к ненавистному Стёпе. И тут вот он меня и щелкнул по лбу (первый и последний раз!), а я так обрадовалась, что все закончилось, но все равно стыдно от незнания. И покатилась слеза…

Он объяснил просто: «Это твое имя». И вышел прочь… Неужели? Мое имя? Меня же иначе зовут — СТЕША, Стешенька! На худой конец по-стариковски – Степанида. Я готова была взорваться, раствориться, улетучиться, лишь бы не было этого позора! Свое имя не узнала. Откуда знать маленькой деревенской девочке, что ее имя имеет столько много вариантов?! Знала только три варианта: домашний, уличный и стариковский. Отец так и не вернулся, ушёл на работу.

Я же, как и моя дочь, сообразительная и умная девочка, начала учить, а не тупо читать. Благо, периодики в то время было много и библиотека под рукой. К приезду отца из командировки я была уже на сажень умнее и сообразительнее. Как зашел домой, взял меня на руки и сказал тихо: «Прости меня, дочка, я люблю тебя!!!» И больше никогда у него не хмурились брови и все остальное, я жила ради него до определенного момента, всем нам известного.

А когда я учила дочку читать, у меня не только брови хмурились, но и всё остальное. Какая же я была дурра! Заставила дочку страдать, волноваться, плакать в душе, а может, и в подушку, когда мама не видит. Во мне многое не только от отца, но и от мамы. А она совсем из другого теста человек. Сложнее, серьезнее… Я бы всего не поняла, не скажи мне дочь: «Мамочка моя любимая, я, хотя и не хочу учить все это, но ради тебя я буду учить. Главное, чтобы ты меня никогда не переставала любить».  И так крепко обняла, что у меня покатилась скупая слеза… Давайте, мамы, будем внимательны к детям и чуточку прислушиваться к ним. Ведь недаром говорят – устами младенца…

Степанида ИВАНОВА

 

 

Подарок от Деда Мороза

Каждый год по традиции дети находят новогодние подарки утром 31 декабря… Так и в этом году. Заранее спрятав хорошенько сюрприз от седого волшебника, принялась ждать, когда же все уснут. К 11 часам свалился сын, вскоре подтянулась младшая. А вот старшая все никак не ложилась. Ну ни в какую!

Сидим, пьём чай, а за окном – час ночи. Предлагаю ей идти спать, на что она отвечает: «Хорошо, ты тоже ложись». Ладно, сидим дальше. Тут уж кто кого! Не выдерживаю и принимаюсь ругаться. В итоге сама иду в кровать со словами, что она испортила праздник не только себе и мне, но и младшим.

Через четыре часа спросонья полезла под ёлку. Краем уха слышу: старшая встала. Пишу ей сообщение: «Доченька, все-таки Дед Мороз заходил. Глянь под елку!» А она мне в ответ: «Ага! Только подарков не три, а четыре. Видимо, в этот раз и тебя не забыл». Спасибо, родная!

Екатерина РОМАНОВА

 

«Ждуна варим»

Варю харта. Сын вбегает на кухню и говорит: «Фу, завтра праздник, вы что за гадость варите, а?» Отвечаю: «Ждуна варим». Он посмотрел и глаза округлились: «Это же правда Ждун! Почему вы его убили? Он же охранник поликлиник».

 

Евгения ЯКОВЛЕВА