Маайыс одна понуро идет домой с речки: соседские дети не захотели с ней играть, купаться, стали дразнить:

– Посмотрите, на ней мальчиковые трусы, ха-ха-ха! Ты что, дедушкины стащила? Ха-ха-ха!

Маайыс – сирота, поэтому донашивает чужие вещи, и ей от этого стыдно. Раньше, когда родители были живы, а они были оба молодые, красивые и работящие,  над ней не смеялись, наоборот, все зазывали ее к себе в гости. Но три года назад, торопясь домой с рыбалки, родители утонули. Так считалось, но не нашли ни тел, ни пожитков,  только  перевернутую лодку. А у людей все непонятное и неизвестное вызывает опасение и страх. С тех пор все в их жизни сразу переменилось. Не только дети перестали играть с ней, но даже взрослые заходили больше к дедушке с бабушкой. Дед понемногу, кажется, тронулся умом: целыми днями сидит на завалинке, уставившись в одну сторону. Бедная бабушка бьется с маленьким хозяйством.

Маайыс, придя домой, молча легла на свою лавку и укрылась с головой одеялом. Плакать не стала, она давно уже не плакала. Просто закрыла глаза и стала представлять себе разные картинки покрасивее. У нее была книжка с красивыми картинками, она их все запомнила и когда ей было плохо, закрыв глаза, представляла себя внутри этих картинок, как ей там хорошо. На самом интересном месте послышался бабушкин голос:

– Что это ты улеглась среди бела дня? Поди на улицу, хоть телят посторожи, чтобы не выбежали за ворота.

Маайыс хворостинкой согнала телят в тенек, а сама села возле амбара и стала прутиком рисовать на земле что-то не понятное даже ей самой: какие-то облака, глаза. Однажды бабушка увидела эти ее картинки и рассердилась:

– Ты что это малюешь? Не надо тревожить умершие души, не рисуй такого больше! Рисуй дома, цветочки, как все дети.

Послышались шаги, и Маайыс быстро зачеркнула прутиком нарисованное, даже прошлась тапком по земле, и вдруг под ногой заметила что-то блестящее. «Сокровище!» – мелькнуло в голове, но это оказался обыкновенный наперсток. Она принесла его домой, тряпочкой хорошенько протерла и стала вертеть-разглядывать. За этим занятием ее застала бабушка, зашедшая с вечерней дойки.

– Чем это ты так занята?

– Посмотри, бабушка, что я нашла! Может, это сокровище?

– Дай-ка посмотрю, –  подслеповато стала приглядываться бабка.

– Нет, это просто наперсток.

Увидев расстроенное лицо внучки, добавила:

–  Однако не совсем простой, а старинный, серебряный. Видишь, какие красивые на нем узоры? Только зачем он тебе? Это вещь для взрослой девушки. Раньше такие выдавали вместе с другой утварью на приданое невестам. А ты иди лучше попей парного молока.

Маайыс задумчиво выпила свою чашку, но наперсток из ладошки не выпускала. Бабушкины слова запали в душу, и она снова прилегла на лавочку еще подумать.

Вдруг во дворе послышался шум, топот, говор, лошадиное ржание. Маайыс выскочила во двор и от удивления открыла рот. Во дворе толпился народ, люди ссаживались с лошадей. Затем несколько празднично одетых человек  подвели под уздцы белую лошадь, укрытую богатой попоной, на которой сидела нарядная красивая молодая девушка. Ей помогли сойти и под руки повели к дому. Маайыс посторонилась, пропуская ее, и заметила, что у девушки глаза опущены и лицо будто печальное. «Может, она не хочет идти замуж?» – пожалела ее Маайыс. Проходя мимо девочки, невеста подняла глаза, протянула руку, будто хотела погладить девочку по голове, но вытерла свои слезы и улыбнулась уголками губ. Переступая порог, девушка наклонила голову, слегка покачнулась и ухватилась рукой за косяк двери. Зазвенели ее красивые серебряные украшения, и что-то со звоном стукнулось о порог, отскочило и покатилось по двору.

В испуге и вся в поту Маайыс присела на лавочке, растерянно оглянулась вокруг и вздохнула с облегчением: оказывается, это был всего лишь сон. Успокоившись, разжала ладонь, а наперстка на ней не было. Девочка со слезами побежала к бабушке:

– Бабушка, бабушка, я потеряла наперсток!

– Ну, что ты всполошилась? Я положила его в твою шкатулку, может, действительно пригодится, когда подрастешь. Кто знает…

Маайыс открыла шкатулку. Там лежит себе наперсток и поблескивает, как будто всегда здесь лежал. Маайыс, склонив головку набок, долго смотрит на него, любуется и все сердцем чувствует, что эта вещица принесет ей счастье. Потом закрыла шкатулку, защелкнула замочек, бережно положила на верхнюю полку шкафчика и вприпрыжку побежала во двор.

 

Валентина СОЛОМОНОВА