В течение целых пяти лет сидела за одной партой с одним мальчиком. В первые годы не было в мире человека, столь сильно нелюбимого мной . Обзывался, толкался, за косички дергал, в общем, наличествовал весь набор мальчишеского внимания. К тому же сзади сидел ещё один такой же озабоченный. Поэтому длительное время ощущала себя осаждённой и держала круговую оборону. Оборона нужна была ещё потому, что спереди через парту и слева через ряд также таились враги. Нападение чаще всего происходило в виде неожиданно прилетающих в лицо и голову заслюнявленных бумажных шариков, выпущенных через трубочку. До далекосидящих я не доставала, поэтому ограничивалась лишь словесным отражением, а вот соседу и сидящему сзади доставалось от меня по полной! Периодически я срывалась и с воплями лупила их по голове учебниками. Только теперь подумала: наверное же, больно! И ни разу, ни один из них адекватного ответа не дал ведь!

Бедного соседа гнобила нещадно. Прочертила границу на столешнице парты, причём эдак на сантиметров 15 шире с моей стороны  , то есть прихватила его территорию. И как только его локоть, случайно или нет, оказывался на моей территории, я со всего размаху била этот локоть остриём ручки, как вражеского лазутчика. Также моя борьба заключалась в том, что, если сосед почему-то оказывался под партой (за упавшими вещами и мало ли по каким причинам), я придавливала крышку парты и не давала вылезть ему оттуда. Так он мог просидеть довольно долго, пока учительница не спохватывалась: а где же N? И я невинно отпускала крышку и говорила, вот же он. А в душе казнила его много раз и разными способами.

Интеллигентная подружка, когда я ей рассказывала про мои школьные шалости, недоуменно вздергивала глазками и вопрошала: как так можно? А менее рафинированная подружка посмеивалась, приговаривая: так им, вражинам, и надо!

Но в классе седьмом я превратилась в заботливую мамашку. Поскольку он был классическим двоечником и троечником, к урокам никогда не  готовился. Так вот, когда его поднимали для ответа, я заботливо открывала учебники и пальцем водила по тексту, чтоб он прочитал, подсказывала на всех контрольных и диктантах. В общем, зажили душа в душу.

Так что, стерпится — слюбится!