…Она любит свежие пирожные и хорошие шутки. Кто поверит, что на днях ей исполнилось сто лет? 3 марта за щедро накрытым столом собралась большая семья – все, как она любит, как заведено в доме с детства. Во главе – Акулина Григорьевна Саввина, женщина удивительной красоты и силы духа. Кто-то возразит: «Разве можно быть красивой в сто лет?» Можно. Когда глаза сияют мудростью и добротой. Когда каждая морщинка – как отзвук любви, что живет в сердцах тех, кому щедро подарена.

 

В пору ее юности, что пришлась на годы становления советской власти, в якутских семьях оставались верны традициям предков, продолжая жить по привычному укладу. И девушек рано отдавали замуж. Акулина,не став исключением, воспротивиться воле родителей не смогла, хотя 20 дней из чувства протеста просидела взаперти. Родители были настойчивы – замуж и все тут! Родились сын и дочь, но перед самой войной муж, его звали Николай, умер. И в 22 года на плечи молодой женщины легли заботы о маленьких детях, престарелом отце (мать умерла в 38 лет в родах), младших братьях и сестрах.

Необычна история ее появления на свет: родилась, когда отцу уже исполнилось 49, а матери – всего 17. Пройдя через два брака, где жены умирали, не оставив детей, мужчина в конце концов женился на семнадцатилетней девушке… в день рождения которой когда-то остановился у ее родителей по пути на свою первую свадьбу. Акулине досталась не только особенная любовь отца, но и строгое, спартанское воспитание. А еще – внутренняя свобода, которую дает любовь самого близкого с колыбели человека. Наверное, поэтому, похоронив мужа и отца, пройдя тяготы военного времени, подняв на ноги братишек и сестренок, она решилась круто изменить свою жизнь – уехать в Якутск. Тогда тяжелее всего далось расставание с детьми. Пришлось оставить их в Кочайском детском доме в Нюрбе, но она твердо знала: как устроится – ребят заберет. Так и вышло.

По приезде в Якутск в очередной раз помянула добрым словом отца: будучи опрятным, чистоплотным человеком, большим аккуратистом, он приучил ее к тому же. А еще не любил много говорить попусту. Во многом благодаря этому Акулина в городе не потерялась – по рекомендации была принята домработницей в обеспеченную семью, быстро выучила русский язык. А устроившись через некоторое время швеей в артель «Взаимопомощь», привезла и детей. Стала передовиком производства, о ней даже говорили по радио… Ответственная, трудолюбивая, веселая, она по-прежнему ничего не боялась и уверенно шла только вперед.

 

Старшему сыну Коле исполнилось 16, когда она познакомилась с Василием. Фронтовик, перенесший тяжелое ранение и контузию, встретивший победу в Чехословакии, работал столяром, жил уединенно и больших планов на семейную жизнь не строил. Пока не встретил Акулину. Она первым делом решила посоветоваться с детьми. Сын сказал: «Выходи за него, не сомневайся, хороший человек». А через год Колю провожали в Ленинградский университет, где когда-то на первом курсе учился Василий – оттуда ушел воевать.

– Мы никогда материально не нуждались – мама всегда умела создавать что-то из ничего – очень вкусно готовила, придумывая и совершенствуя рецепты; вышивала, отлично шила и вязала на спицах и крючком. Помню, как распускала пушистые одеяла и вязала нам красивейшие свитера с узорами и оленями, модные жилеты. Мы всегда были хорошо одеты, – вспоминает младшая дочь Галина Васильевна. – Дома царили чистота и порядок, в зале стоял большой круглый стол под шелковым абажуром с кистями, большой самовар, на стенах – китайские гравюры, подоконники заставлены цветами. В углу – большой куст китайской розы. Завтрак, обед, ужин – строго по расписанию. И всегда разговоры: как прошел день, какие новости, планы… К слову, к питанию у нее был рациональный подход: мы знали слово «норма», и мама сознательно ограничивала нас в сладком.

Специального воспитания как такового не было, родители просто служили примером – как надо жить. Мама никогда не пила и не курила, не говорила о людях плохо, никому не завидовала. Я думаю, она от природы щедро одарена, потому что у нее все в руках горело, спорилось, никогда не сидела без дела. Очень быстрая, ловкая – и нас всему научила, братья даже вышивать умели, дарили маме свои работы по праздникам. Все мы были записаны в библиотеку, запоем читали. Родители выписывали много периодики, почти все детские издания – мальчикам особенно нравились журналы «Юный техник» и «Моделист-конструктор». У всех моих братьев золотые руки. А еще мама запрещала нам жаловаться и жалеть себя, учила быть внимательными к окружающим, всегда делиться. Умела подмечать хорошее в людях, дом был полон наших друзей. До сих пор мои подруги и коллеги вспоминают вкуснейшие мамины пирожки.

 

…Говорят, старики в любви живут долго. Когда чувствуют, что нужны. Трое сыновей, дочь, внуки, правнуки и уже один праправнук: в большой семье Акулина Григорьевна – главный человек. Она, привыкшая управлять домом, до сих пор может командовать по хозяйству, и слушаются ее по-прежнему беспрекословно. Какая разница, сколько лет, когда рядом – мама…  Которая сочиняет песни, заливисто смеется, любуется нежными цветами…   На юбилей их было много, и столетняя мама не преминула указать дочке: «Вот этот букет – в ту вазу!»

 

Елена ПТИЦЫНА