Матерый шпион Ганс Грубе шел на конспиративную встречу. Он затравленно осматривался по сторонам и нервно курил одну сигарету за другой.

Возле гостиницы «Hotell Славянская» шпион остановился и сделал вид, что читает объявления на столбе. Его напряженный взгляд скользнул по окнам гостиницы… В шестом окне от угла, на третьем этаже, стоял цветок.

«Провал!!..» — молнией мелькнуло в голове Ганса.

Шпион прикурил очередную сигарету и оглянулся. Редкие прохожие не обращали на него внимания. Прежде чем направиться к автобусной остановке, Ганс бросил последний взгляд на окно… Цветка не было.

Шпион открыл рот от изумления. Сигарета упала за ворот куртки. Запахло паленым… Гансу удалось вытащить сигарету за горящий кончик. Окурок увял в сугробе.

Шпион поднял глаза. В окне снова стоял цветок.

«Мамочка родная Матильда, — подумал Ганс. — Что же это такое?!..»

Растерянный взгляд шпиона уперся в объявления.

«Приворожу любого, — механически прочитал он. — Оплата вперед…»

На окне колыхнулась штора и цветок исчез. Ганс громко икнул. Мимо прошла молодая женщина с маленьким мальчиком. Мальчишка оглянулся и показал матерому шпиону язык.

Через полминуты цветок снова появился на подоконнике.

«Такого не может быть, — подумал Ганс. — Бред какой-то!..»

Ганс жадно выкурил сигарету до фильтра и нерешительно направился к отелю. Поднявшись на лифте, он подошел к двери 314-го номера и приложил к ней ухо. За дверью пел веселый женский голосок.

Ганс перевел дух и осторожно постучал. Дверь распахнулась — перед шпионом предстала молоденькая горничная в белом передничке. В руке она держала мокрую тряпку.

«Пыль вытирала… — мелькнуло в голове шпиона. — Потому и переставляла цветок с места на место».

Он облегченно вздохнул и нарочито грубо спросил:

— Сам-то где, хозяюшка?

— А где ж ему быть? — пожала плечами девушка. — Дрыхнуть изволят после вчерашнего.

Ганс шагнул в номер… Тут же грубые руки схватили его за запястья и принялись их выкручивать.

В номере за столом сидел майор с папироской во рту. Он деловито перелистывал бумаги, найденные во время обыска.

— Лейтенант Петрова, — сказал майор. — Так ты не помнишь — мы, когда предыдущего гада брали, стоял все-таки цветок на подоконнике или нет?

— Да не помню я, товарищ майор, — ответила горничная, снимая фартучек. — Честное слово, не помню!

Ганс опустился на стул и закрыл руками лицо.

«Приворожу любого, — вспомнил он объявление. — Оплата вперед…»

 

Алексей КОТОВ