Давно не встречала такого милого выражения лица, глаз, улыбки. Беседую в кафе с нашей соотечественницей, музыкантом Джулияной ДЕЛЯНКЕР, которая на время пандемии приехала погостить из Вены в Якутск.

— Джулияна Делянкер — твой псевдоним?

— Это мои настоящие имя и родовая фамилия. Но это такая отдельная история, которую, наверно, надо прояснить. Моя молодая мама захотела назвать меня красивым заграничным именем Джулия. А бабушка сочла, что это американское имя и скорректировала его, добавив  имя Яна в честь якутской реки.

С фамилией сложнее — прабабушка моя родом из оймяконских эвенов, она носила фамилию Делянкер, а меня, по рождению Кондакову, записали Слепцовой, когда бабушка оформила опекунство. Так что я возвращаю себе фамилию предков.

— А родилась в Вилюйске?

— Да, родилась и пошла в первый класс в Вилюйске. Не хочется о грустном, но так случилось, что мама ушла из жизни, когда мне было семь лет. И с тех пор меня воспитывала бабушка Александра Ильинична Слепцова.

Я помню лето моего детства, как утром на даче просыпалась под пение бабушки. И то, как под впечатлением игры на фортепиано моей мамы, я начала импровизировать и сочинять, когда мне было лет пять.

Моя мама играла на фортепиано, очень любила петь: она окончила музыкальную школу, и у нас дома стояло старое чёрное фортепиано — мой верный друг. У инструмента были какие-то особенные, с глубоким звучанием и тембром звуки. Одним словом, у фортепиано была душа.

Дедушку Николая Игнатьевича Кондакова я не застала, но он был разносторонне одарённым человеком, заведовал клубом, был первым режиссёром театра в Вилюйске, пел, играл в спектаклях.

В фойе Театра оперы и балета есть фотография, где среди прочих стоит он в театральном костюме. Думаю, от него  я  унаследовала музыкальность и творческое начало.

— И ты продолжила учиться музыке?

— Моя первая учительница Наталья Андреевна Крюкова ещё в первом классе заметила у меня музыкальные способности и посоветовала бабушке, чтобы я прошла прослушивание в Высшей школе музыки  в Якутске, которую я и окончила с красным диплом  в 2005 году – по классу фортепиано у доцента Альбины Ильиничны Герасимовой. Она стала для меня родным человеком, скучаю по тем детским временам.

Затем я переехала в Москву и училась у профессора Виктора Карповича Мержанова в консерватории, которую тоже окончила с отличием. Это были прекрасные годы музыкального общения с великим маэстро. Виктор Карпович для меня – человек с большим сердцем и пример в жизни.

В 2014 году поступила в магистратуру Венской консерватории, после окончания которой мне поступило предложение продолжить послевузовское обучение. Мои учителя в Венской консерватории — профессора Клаус Штикен и Томас Кройцбергер. Я считаю себя счастливым человеком, потому что на моём жизненном пути встречались такие  великие люди, и общение с ними — это благословение неба.

— Это сколько же надо было учиться! А что по поводу языкового барьера, финансовых проблем?

— Когда ты хочешь стать серьёзным музыкантом, учишься  всю жизнь – альтернативы этому нет. И здесь речь не столько о консерватории, сколько о воспитании творческой личности в целом.

С иностранными языками у меня не было проблем, в школе и в консерватории  учила английский, он мне легко давался. Большое желание учиться в Вене — музыкальной столице Европы, проникнуться ее духом заставило выучить немецкий экстренно за три месяца и сдать экзамен на сертификат о знании языка в Институте Гёте.

За шесть лет жизни в Вене немецкий мне стал как родной. Финансовые проблемы тоже решаемы: я давала мастер-классы, частные уроки.

— А как с концертной деятельностью?

— Это происходило одновременно: обучение, фестивали, концерты… Во время сольной программы в Венской филармонии в Музикферайн с программой русской классической музыки я также исполнила «Ритуальный танец шамана» Захара Степанова. Стараюсь продвигать якутскую музыкальную культуру в России и Европе.

— Джулияна, ты приехала в Якутск отдохнуть?

— Да, сидеть в закрытой Вене не имеет смысла. И потом, я боюсь надолго разлучаться с бабушкой… Поэтому приняла решение переждать пандемию в России и дальше лететь, как птица, у которой есть крылья надежды.

Пользуясь случаем, хотела бы выразить сердечную благодарность моему педагогу Альбине Герасимовой за школьные годы, за все уроки музыки и жизни. Ведь учитель — это и духовный наставник! Моей родной Высшей школе музыки, Юноне Упхоловой — за содействие в моей творческой музыкальной жизни, первой учительнице Наталье Крюковой — за веру в меня. И моей дорогой бабушке Александре Ильиничне — за бесконечную любовь, которой я учусь. За всё благодарю.

Валентина СОЛОМОНОВА