У Олечки  была мечта вырасти большой, умной и красивой. Стать великой художницей и уехать рисовать большие города и Москву. Она находила краски и сюжеты для своих рисунков в том, что ее окружало. А окружала ее величественная и суровая красота родного северного края.

Маленькая девочка на альбомном листе выражала чувства и эмоции, пытаясь сохранить на долгие годы события прожитого дня.  Про себя она так и называла свои альбомы — на память. Еще Оленька мечтала, что когда вырастет большой, станет взрослой, она будет открывать свои альбомы, рассматривать и вспоминать каждый день своего детства.

Родные не могли понять, откуда у нее  эта страсть.  Им было забавно наблюдать, с каким старанием, поджав губы, со взглядом, ушедшим в себя, с великим старанием ребенок переносит на бумагу их повседневную взрослую жизнь.  Когда Оленька засыпала, родители чуток с гордостью и большим интересом, где с улыбкой, а где и со смятением, рассматривали детские «шедевры».  В рисунках своей маленькой девочки они находили и свои недостатки, и свои достоинства.

Все в селе знали, что в семье Никифоровых растет девочка Оля, которая рисует. Кроме рисования малышка любила танцевать, петь. Ее песни – это мелодия, высказанная миру только гласными звуками. Дело в том, что малышка не говорила. Уже в пятилетнем возрасте она понимала свою особенность и поражала окружающих  кротостью, любовью к миру, всепрощением и готовностью помочь. Ее рисунки были полны смысла, очарования и тайны. И это ничего, что на них дедушка иногда был с одной укороченной ногой, а мама и бабушка в разных по цвету туфлях. Не вызывала сомнений и перевернутая радуга, имеющая лучи, как у солнца. Само же светило всегда выглядывало из-за тучки. Звери  были с большими глазами и улыбками до ушей. А папа сидел на поваленном дереве в обнимку с медведем.

Соседские ребятишки не ежедневно, конечно, но  частенько просили Оленьку показать им  альбомы. Очень бережно  перелистывали их, рассматривая картинки, придумывали свои истории. У сельской детворы это занятие было любимым. Возможно, по  этой самой причине Оля не была обделена вниманием и любовью.

Все чаще родители необычной девочки с тревогой и волнением наблюдали за  дочерью. Приближалась пора подготовки к школе, а Оля молчала. Все старания взрослых заставить произнести слова наталкивались на обезоруживающую улыбку ребенка. Хотя новое в поведении девочки их радовало. Они стали замечать, что Олечка о чем-то шепотом разговаривает с животными.

В детском саду из-за проблем с речью отказались переводить ребенка в подготовительную группу. Это послужило толчком к последующим событиям. Даже уже в зрелые годы наша героиня не может дать справедливую оценку произошедшему с ней в детстве.

Однажды, возвратясь с игр на улице, Оля обнаружила, что все рисунки в ее альбомах измазаны, перечеркнуты, обезображены черной краской.

— Кто?!  Зачем ?! Почему…

Крики маленькой Оленьки  напугали и в то же время обрадовали взрослых. Их маленькая дочурка умеет говорить! Радость сменялась болью и страхом за малышку. Таким огромным было горе маленькой художницы. Впервые Оля плакала и с трудом  проговаривала слова. Она испытывала страдания по-взрослому.

— Не буду… Я не буду рисовать. Никого не буду рисовать. Я не буду…

С этими словами Оля бросила альбомы в огонь деревенской печи. Туда же отправились карандаши,  краски и кисточки…

После случившегося девочка проспала чуть ли не сутки, а проснувшись, попросила кушать.

Больше в их семье никто и никогда не вспоминал Олины рисунки.

Ольга Михайловна, та самая маленькая художница, достигла в своей жизни немалых успехов. Грамотный руководитель, волевой человек. Заслуженное уважение в близком окружении. Но ей всегда казалось, что она проживает не свою жизнь, занимается не своим делом. Хотя, по правде сказать, все  проекты под руководством Ольги Никифоровой воплощались в жизнь и дальше продолжали существовать без ее участия. Она легко расставалась с тем, что буквально некоторое время назад казалось  важным и первостепенным. Во многих документах, сопровождающих  проекты, даже не было ее фамилии. За долгую трудовую жизнь насмотревшись на всякого рода закулисные и кулуарные подлые в своем проявлении интриги, наша героиня знала себе цену. Она смотрела сквозь пальцы на мелких душою и старательных кривдоискателей.

Без всяких мук и страхов Ольга Михайловна  ушла на заслуженный отдых. Вчерашние коллеги признавались ей в любви, высказывали свое бесконечное уважение с надеждой на ее помощь в реализации очередных проектов.

Но нашу героиню это мало трогало. Ее им уже было не достать. Получив очередной по счету знак какого-то почета, она с легким сердцем оставила своре интриганов свое руководящее место.

Через полтора года в одном из выставочных залов столицы северного края состоялась выставка необычных работ Ольги Никифоровой под названием «Альбомы на память». Инсталляции, переходящие в картины, картины — в рисунки, рисунки — в цветы и вышивки: вышивки в созданные руками Мастера одежды.

На журнальном столике у выхода с выставки, рядом с книгой отзывов лежал альбом для рисования, подписанный просто: «Рисунки Вари Слепцовой – 3 года». И чуть ниже мелким почерком: «внучки Ольги Никифоровой».

 

Лидия ГЛАЗКОВА