Слишком сложная математика

ПЕРВАЯ НЕДЕЛЯ НОВОГО правительства России, которое, по предложению нового же президента должно обеспечить прорыв, устремленной в будущее России, прошла плодотворно. Потому что новое правительство в составе старых лиц сумело наконец начать работать над проектом, о котором так много говорили несколько последних лет – над продовольственными карточками. Прорыв не в факте грядущего ввода карточек – первые такие появились в Европе еще во времена Первой мировой войны, потом во Второй мировой, а потом в СССР, чтобы частично восполнить дефицит всего. Прорыв здесь в том, что дело дошло до реального обсуждения –    Мипромторг готовил-готовил и приготовил законопроект.

— Вопрос находится на стадии, как я уже говорил, обсуждения. Мы подготовили законопроект, дальше уже будут приниматься какие-то решения,— цитирует замминистра Минпромторга Виктора Евтухова РИА «Новости».

От идеи и робкого обсуждения системы дополнительного питания для малоимущих до нормального обсуждения прошло всего несколько лет. Изначально планировалось, что программа заработает уже в 2017 году. Но не вышло. Потому что тогда чиновники так и не смогли прийти к выводу, сколько бюджетных денег на это придется потратить – то ли 15, то ли 300 миллиардов рублей. Сейчас акценты наконец расставлены, и программа, которая обретает реальные очертания, по оценкам разных ведомств, может потребовать бюджетных вливаний в размере от 15 до 300 миллиардов рублей.

Нет, это не повторение пройденного. Это аргумент в пользу того, что правительство упорно работает в сторону рывка. Причем в условиях неопределенности, что уже немало. Остановиться на какой-то одной сумме сложно, потому что сама история этому претит.

Взять, к примеру, теперь уже всемирно известный питерский стадион «Зенит Арена». Один из самых дорогих футбольных стадионов на планете. Его строили с 2007 года и наконец достроили в 2017-м под пристальным присмотром нового зампреда правительства России по строительству Виталия Мутко. Правда, итоговая стоимость стадиона превысила 700% от первоначальной сметы. И вместо семи ультрасовременных стадионов за сумасшедшие деньги страна получила один – за 43 миллиарда рублей. И играть на этом стадионе игроки отказались, потому что качество газона на футбольном стадионе за 43 миллиарда рублей оказалось непригодным для игры в футбол. И непригодным оно осталось даже после того, как газон перестелили. Зато здание красивое. Хоть и с протекающей крышей.

ИЛИ ВОТ КРЫМСКИЙ МОСТ, автомобильное движение по которому 15 мая официально открыл Владимир Путин на «КамАЗе». Потрясающее архитектурное сооружение в плане применения наукоемких технологий. Это крупнейший мост в России со сложнейшими инженерными решениями – его протяженность составляет 19 километров.

Изначально речь шла о 24 миллиардах рублей за строительство. Потом цена возросла до 50 миллиардов. Потом до 100. Потом до 200 миллиардов. Сейчас стоимость проекта составляет 228,3 миллиарда рублей. Но объект еще не достроен – последние работы завершатся на нем в 2019 году, когда пустят в том числе и поезда.

Ну и как быть с голодными бедняками? Заяви сегодня правительство, что программа по внедрению продовольственных карточек потребует 15 миллиардов, и через год выяснится, что на самом деле нужно 150 по нижнему краю. А если сразу все учесть и заявить про 300 миллиардов, то и федерального бюджета не хватит, чтобы накормить несколько миллионов голодных соотечественников, потому что реализация потребует триллиона рублей.

Проблема с такими астрономическими разрывами между первоначальной сметой и конечной, возможно, кроется вовсе не в коррупции, как кто-то мог ошибочно подумать, а в банальном отсутствии в российской политической элите эффективных математиков. Эффективных менеджеров полно, а математиков — нет. Все эти юристы, экономисты, правоведы понятия не имеют, как насчитать стоимость стадиона или моста.

Поэтому беда не в том, что курс рубля-доллара постоянно колеблется, и из-за этого скачут цены на стройматериалы и работы. Беда в том, что даже самый лучший юрист России не сможет досконально разобраться, сколько стоят пятьдесят досок, и сколько досок нужно для постройки одного погонного метра моста. Он не разберется даже в том, что стоимость досок на крупных объектах измеряется не штуками, а кубометрами. Естественно, юрист подпишет любые расчеты. Но с очень умным видом. Недаром ведь его считают эффективным менеджером хоть и с тремя высшими юридическими образованиями.

Решение проблемы? Элементарное! Нужно взять на работу не сына школьного товарища, а математика. Инженера, проектировщика, токаря, наконец. Просто специалиста в своей области. Чтобы он хотя бы консультировал юриста или экономиста, сколько досок на самом деле потребуется для строительства стадиона.

А то понаберут всяких. Вот, недавно советник президента России по интернету Герман Клименко в интервью по телевизору рассказал, что в его голову не помещаются 19 миллионов нейронов. Это был ответ на реплику журналиста о том, что из-за попыток Роскомнадзора заблокировать «Телеграм» сломалась «половина российского интернета, но не «Телеграм»».

Этот диалог почти сразу обрел статус эпичного.

— 19 миллионов IP-адресов заблокировано, подвисло все практически, — сказала ведущая.

— Потрясающе. Вы сказали 19 миллионов? Я в ужасе. У меня в голове столько нейронов не помещается, — заключил советник президента.

Журналисты в тот же день указали на то, что среднее число нейронов в человеческом мозге составляет 86 миллиардов. У гориллы – семь миллиардов нейронов. У осьминога – 300 миллионов нейронов. У таракана – миллион.

Это не означает, что советник президента крупнейшего в мире государства умнее таракана в 19 раз и глупее осьминога в 15, это означает, что советник совершенно не понимает, что говорит всей стране, которая смотрит на него в телевизоре.

И так во всем.

Поэтому мы еще очень не скоро узнаем, сколько, по мнению юристов, будет стоить накормить российских нищих.

 

Алексей МОРОЗОВ