В этом году исполняется сто лет уголовному розыску.  Оперативники, которые всегда окутаны завесой тайны и служебной романтики, нередко становятся прототипами героев детективных произведений.

По долгу службы действующим операм не пристало раскрывать свои лица. О них читатель узнает из обезличенных пресс-релизов, где за сухой формулировкой «в ходе оперативно-розыскных мероприятий…»  скрываются  месяцы, а порой и годы кропотливой опасной работы.

Мой сегодняшний герой – действующий оперативник, а посему остается  без имени и регалий. Однако для удобства повествования назовем его Михаилом.

Накануне 23 февраля в один из  районов прибыл на службу оперативник.  Обустроившись, Михаил решил купить картошку. «Готовить самому еду будет гораздо дешевле», – резонно  подметил он. Поинтересовался в магазине, у кого из местных можно приобрести мешок картошки.  Тут его окликнула пожилая женщина: «Чей ты сын? Что-то не узнаю тебя. У меня есть хорошая картошка. Ступай за мной». Михаил, обрадовавшись оказии, поспешил последовать  по натоптанной в снегу узкой тропинке. По дороге разговорились. Клавдия Ивановна больше тридцати лет работала в районной больнице акушеркой и без всяких преувеличений могла сказать, что добрая половина жителей появилась на свет не без ее участия. Отсюда и показавшийся на первый взгляд странным вопрос, чьим сыном он является.

Вскоре  подошли к простенькому сельскому дому. Женщина, открывая покосившуюся калитку, попросила молодого попутчика помочь вытащить мешок из домашнего подполья. В чистом и уютном доме вкусно пахло выпечкой. Хозяйка вручила оперативнику увесистый мешок и напрочь отказалась взять деньги. Как ни старался Михаил сунуть ей купюру, следовал ответ: «Это мой подарок тебе на 23 февраля. Одна я живу, детей нет. Стольким детям помогла появиться на белый свет, а собственными так и не обзавелась. Мне всю эту картошку одной не осилить. Ешь на здоровье». Нашему герою оставалось только покинуть радушную хозяйку, твердо решив, что обязательно отблагодарит ее на 8 Марта ответным подарком.

Буквально через пару дней после этой встречи Михаила, отдыхавшего после дежурства, срочно вызвали в отдел. В полицию обратился местный житель. Заикаясь от  волнения, сообщил, что обнаружил свою родственницу убитой.

Следственно-оперативная группа выехала на место происшествия. «УАЗик» вырулил на знакомую  Михаилу улицу и притормозил возле покосившейся калитки.

Пришлось второй раз ступить на порог уже осиротевшего дома. На полу засохшая кровь, темные полосы – следы волочения тела вели к крышке домашнего подполья. На дне погреба лежала хозяйка.

Позже врачи-эксперты найдут на теле Клавдии Ивановны восемнадцать ножевых ранений. Какой зверь столь жестоко расправился с безобидной женщиной? Именно это предстояло узнать Михаилу с коллегами.

Чуть пришедший в себя родственник пояснил, что решил проведать свою сестру, когда узнал, что она не вышла на дежурство. Тревоги добавил и тот факт, что на телефонные звонки та не отвечала. Обычно акушерка всегда была на связи в случаях экстренных вызовов. Словом, родственник  пошел к Клавдии и был очень удивлен, увидев увесистый замок на двери. К счастью, у мужчины имелся запасной ключ. Ступив на порог дома, сразу наткнулся на лужу крови на полу и бросился в полицию.

Начался розыск преступника. Михаил и двое его коллег  отрабатывали все мыслимые и немыслимые версии произошедшего. Весь местный контингент был перепроверен не один  раз. Сотрудники хватались за каждую ниточку, которая могла привести к убийце.

Версия, что преступник мог воспользоваться ключом, хранившимся в доме у родственников, отпала. Зато выяснилось, что исчез ключ самой хозяйки.  Полицейские в буквальном смысле перерыли весь снег во дворе убитой. Казалось бы, удача улыбнулась – при помощи миноискателя ключ был найден под толщей снега недалеко от ворот. Однако дактилоскопическая экспертиза не дала результатов.

Все село было взбудоражено случившимся. Михаил особенно запомнил случай, когда один из оперативников позвал его на ужин в свой дом: немногословная мать коллеги с немым укором оглядела сына и гостя. Оказалось, что тридцать лет назад покойная  Клавдия Ивановна более суток боролась за жизнь молоденькой роженицы и ее младенца. И только ее опыт и знания помогли  родиться на свет здоровому мальчику и не потерять роженицу. Это были тот самый оперативник и его мать.

Четвертый день оперативно-розыскных мероприятий, наконец, преподнес подарок. Опера уже в двадцатый раз обходили все дворы. В одном из домов застали пожилого мужчину, который на пару дней выезжал за пределы района. Отряхивая валенки от снега, сельчанин уточнил, беседовали ли сотрудники полиции с племянником его соседей. «Парень не местный, видать, выпивает. Недавно приехал из другого района», – рассказал он.

Оперативники вошли в соседний дом. На вопрос о племяннике хозяйка, звеня посудой, кивнула в сторону комнаты… Молодой парень, лежавший на диване, словно ждал их. Надев обувь и куртку, молча последовал за операми.

В участке подозреваемый  дал признательные показания. В тот роковой день он изрядно выпил и до позднего вечера слонялся по незнакомому селу.  На одной из улиц заметил свет в окне. Убийца вошел в дом Клавдии Ивановны и стал требовать водку у женщины. Та, не потерпев столь наглого поведения, принялась его выгонять. В руках преступника оказался нож…

Альбина УШНИЦКАЯ

Пресс-служба МВД по Республике Саха (Якутия)