«Мы крайне возмущены статьей «Дело о бахилах» журналиста Вилены Иудиновой…», — писали  родители в редакцию газеты «Она+». Внимательно следила за этой историей, которая, по словам пишущих:  «… дискредитирует репутацию нашего детского сада, заведующей…». 

Зачем такие громкие слова?  Если всё подаётся честно, открыто, если нет тайн в таких простых экономических расчётах, то о какой дискредитации может идти речь? Скажете, мелочь, но мелочь тоже основана на принципах, на законах чести и совести.

 

Деньги любят счёт. Иногда надоедает вечное — «скидываемся», всегда находятся зачинатели, воодушевлённые какой-то идеей, какими-то благими намерениями. Это происходит чаще всего в детских учреждениях: всё — для наших детей. Поборы, иногда довольно крупные, особенно сейчас, когда идёт обнищание простых людей  из-за маленьких зарплат при растущей дороговизне, ощутимо бьют и без того по полупустым кошелькам.

Просят, вроде бы, мало. Но, если подсчитать…  В классе 30 детей, четыре параллели, количество детей по всей школе – 1320. На ремонт школы собрали по 100 рублей, итог – 132 000.  Это по самым скромным подсчётам. Малые, но деньги. Если в школе около двух тысяч учеников и каждый сдаёт по 300 рублей, возьмём те же тридцать учеников в классе, то  получится уже 600 000 р.  Сверх этого, дверь, окна, линолеум, мебель – все, кроме столов и стульев, —  из кошелька родителей. Оказывается, школы собирают по-разному. В каких-то обязывают, в каких-то говорят: сдают желающие. Однажды разговор на эту тему поднимали, но дело замяли, приняв истинно Соломоново решение: школа, классный руководитель не собирают – это дело самих родителей, то есть родительского комитета.

У нас почти все школы двухсменные, потому второй класс, который учится в данном кабинете, деньги сдаёт на ремонт коридора. Если деньги, употреблённые на ремонт класса, видимы и по ним отчитываются, то деньги, собираемые для общих нужд, нигде не просвечивают.  А что государство, обеспечивающее бесплатное обучение?

Тут возникает вопрос. Значит, средств выделяется недостаточно, если школа собирает дополнительно. Хоть стыдливо, по-детски обманывают, дескать, деньги собирают родители, нужно смотреть правде в глаза — деньги получает школа. А то придумали игру, как будто деньги собираются сами по себе и школа их не тратит.

Если содержание какого-то объекта оплачивают обе стороны, то это называется партнёрством. И оба партнёра должны знать, сколько вложил каждый из них. Большинству родителей непонятно, сколько денег даёт государство, а сколько не хватает для полного ремонта? Подчёркиваю: раз собирают деньги, значит, финансы выделяются скромные.   Играет государство. Вроде, запрещает школе брать деньги, но через руки казначея классного родительского комитета это приветствуется. Разве не абсурд: принимая денежки, наказывать кого-то за их сбор. И коту понятно, что тут без классного руководителя не обходится. Если он скажет, что деньги ни в коем случае не надо собирать, если не скажет, сколько нужно… Сами понимаете. Вот и получается некрасивое положение. «Вы там собирайте столько-то, но эти деньги незнамо на что, и мы ни при чём».

И все делают вид, что не понимают того, в какое положение поставлена школа.

Обычно получающий деньги пишет расписку, а у нас – отдаю рубли и тут же расписываюсь сама.  Значит, я даю деньги, подтверждаю это своей росписью, а что будет дальше с моими кровными, меня не интересует.

Иногда школы благодарят спонсоров. Об этом простые родители не знают, так как ни на одном родительском собрании это не озвучивается. Интересно, на какие суммы вложились эти спонсоры, что приобретено на эти деньги? Всё это проходит через кассу?  Какие-то документы имеются?

Почему одна из сторон,  худо-бедно, но вкладывающая свои деньги, не знает, куда их расходуют?  Почему неизвестно, какой класс сколько сдал, какая сумма получилась в итоге? Допустим, государство выделяет на ежегодный ремонт где-то 30-50%  от требуемой суммы;  чуть больше капает, наверно, через каждые пять лет. Деньги по-крупному выделяют в связи с юбилеями. Получается, родители не так мало помогают, но  эти деньги тратят без отчёта перед нами.  Мы все взрослые люди и понимаем: так нельзя – получивший деньги  обязан отчитаться, на что потратил.  И неважно, какая это сумма, потому что получаем деньги за труд и они нам совсем не лишние.

Школа должна уважать партнёра-родителя и держать его в курсе всех экономических операций, а государству нужно или сделать образование действительно бесплатным, или признаться, что не может содержать образовательные учреждения, и учитывать деньги, которые собирают у родителей.

«Если от продажи бахил есть прибыль, на что она расходуется?». Вот на какие размышления наталкивает статья о мелочи, казалось бы, – о бахилах. Школе, чтобы не было лишних разговоров, нужно довести до родителей следующее: сколько государство выделяет на ремонт, на какую сумму был сделан этот ежегодный ремонт, на что потратили деньги родителей, по каким документам, по какой статье проходят пожертвования. В конце концов, обязывает положение: школа – это учреждение, работающее с детьми, с будущим поколением.   Это  учреждение, где всё должно быть прозрачно и понятно.

Говорят, что  учат не слова, а пример. Вот вам и пример двойственного отношения, прямо скажем, не очень честного.

 

Инна НИКИТИНА