Мы писали о многодетной семье Кривошеиных («Восемь детишек и множество мышек» (№26 (1054), 5 июля 2019 г.). Немалые проблемы так и не нашли своего решения. Они продолжают жить в гнилом деревянном бараке, деля его вместе с грызунами, и надеются пережить эту зиму.

 

Пригласила Олесю Валерьевну в кафе. Она пришла с самой младшей дочкой Софией – не с кем оставить, старшенькие в школе, а остальные девочки в силу возраста не смогут позаботиться о сестрёнке.

Сонечка машет мне своей ручкой с согнутыми тремя пальчиками: оказывается, они вообще не разгибаются – у ребёнка короткие сухожилия, нужно делать операцию, которая возможна в Петербурге. А денег на это нет. «Мы ходим на реабилитацию в ортопедический центр, но без операции – никак… Я не хочу, чтобы моего ребёнка в будущем обижали из-за того, что у неё проблемы со здоровьем…» – говорит обеспокоенная мама.

После публикации статьи, конечно, начались небольшие изменения в лучшую сторону. В гости к Кривошеиным приезжала уполномоченный по правам человека Сардана Гурьева. Она помогла решить вопрос с пропиской, семью перевели в другую поликлинику – в той были проблемы с педиатром, одного мальчонку пристроили в Кадетский корпус… На первое сентября соцзащита совместно с фондом «Дети Саха – Азия» подарили ребятишкам сладкие подарки, рюкзаки, канцелярские принадлежности, игрушки, одежду.

Но «банда» всё ещё теснится в двушке с дырявыми стенами, через которые забираются мыши и шныряют по комнатам и кухне; холодным полом, что зимой промерзает, не позволяя маленьким ножкам ходить без тёплой обуви … Но это не помогает. Дети болеют каждую осень и почти всю зиму. Словно в подтверждение Сонечка закашляла, мама заботливо вытерла её носик.

Приезжал депутат Владимир Аммосов. Говорит, всё понимает, но квартиру им никто не даст – во всяком случае просто и быстро. Придётся подождать год или больше. А они привыкли ждать. Олеся Валерьевна говорит: после пожара живёт в маневренном фонде уже 19 лет, а обещали дать нормальное жильё через годик … И готовы были бы молча ожидать, но условия – запредельные. Чтобы была горячая вода, провели её из отопления. Как мыть такую ораву, постоянно грея воду в кастрюлях?

«Я хотела расшириться, просила дать пустующую комнату напротив. У мужа же открытая форма туберкулёза… Он пока не с нами живёт, но вот именно «пока». Но этот дом, как сказал начальник Департамента жилищных отношений Александр Новолоков, по распоряжению мэра списали. То есть расширить нас не могут. И нормальную квартиру тоже не дают… После вашей публикации этот барак признали аварийным. Но, кстати, долги за это убожество остались, а из-за нехватки средств я давно не платила…» – с грустью рассказывает Олеся.

Ремонт, как вы понимаете, в доме под снос не делают. Приходится постоянно утеплять окна, стены, чтобы зимой наледей не так много было. Вдобавок стиральная машинка сломалась. Стирать на руках, когда в доме девять человек!..

А ещё для них праздник, когда дома появляется мясо. Но чаще всего в рационе – макароны, гречка, хорошо, если получится купить яйца или рыбу. Пока их быт – это школа выживания. Редакция газеты «Она+» просит своих читателей не остаться равнодушными к людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию. Семья нуждается в продуктах питания, зимней одежде и обуви для ребятишек, стиральной машинке. Если хотите помочь, позвоните нам по телефону 36-22-12. Или приносите гуманитарную помощь прямо в редакцию по адресу: улица Кирова, 17/4, офис 1.

 

Татьяна БАРАШКОВА  

 

P.S. Размеры ребятишек:

Михаил (17 лет) – рост 186 см, обувь 44 размера;

Богдан (12 лет) – рост 140 см, обувь 38 размера;

Александр (8 лет) – рост 120 см, обувь 31 размера;

Макар (7 лет) – рост 120 см, обувь 32 размера;

Арина (5 лет) – рост 110 см, обувь 27 размера;

Геля (4 года) – рост 100 см, обувь 25 размера;

Екатерина (2 года) – рост 90 см, обувь 22 размера;

У четырёхмесячной Сонечки одежда на зиму имеется.