О движении чайлдфри мы уже писали («У нас всё будет на пять! А значит и пять детей…», или Свободные от ребёнка», №39, стр 7, 6 октября 2017 г).

Для многих людей дети – это счастье. Дети. Они верят в сказку и в чудо. Каждый Новый год ждут Деда Мороза. Радуются первому снегу, первому весеннему дню и жёлтым листьям. Они любят бегать по лужам, несмотря на то, что могут замочить ноги. Им нравится играть в снежки, лепить снеговиков и кататься с ледяных горок. Они любят лето. Солнечные деньки, купаться в речке, кататься на велосипедах и есть мороженое. Им нравятся праздники, любые, ведь все торжества весёлые, красочные, а главное – вкусные. Наверное, они просто любят жизнь. Так искренне и по-детски узнают этот мир и влюбляются в него. И всё потому, что они – дети. Солнечные лучики.

Хоть на минутку вы вспомнили какой-нибудь приятный момент из своего или детства вашего ребёнка? Это же прекрасно!

Но существуют люди, считающие иначе. Им  незачем иметь детей, просто не хотят и всё. Есть дела поважнее: работа, карьера, богатство, лакшери лайф, то есть гламурная жизнь, и т. д. Они считают, что счастье можно купить за деньги: дом, машину, гражданство в богатой стране, даже здоровье… Им не узнать, что это такое – иметь маленькую радость, смотреть с ней «Машу и Медведя», отвлекаясь от проблем насущных, и просто вспоминать себя в детстве, глядя на родных карапузов…

Может быть, это я в силу своих юных лет что-то не понимаю, но почему придумали движение чайлдфри? Есть люди, у которых проблемы со здоровьем, они не могут иметь детей, но зачем здоровым отказываться от такого счастья?

Надежда ВАСИЛЬЕВА, психолог:

–  Попробуем разобраться в психологических корнях феномена чайлдфри.

Конечно, это свободный выбор каждого человека. И причин в пользу отказа от детей может быть много. Вот наиболее часто встречающиеся.

  1. Инфантилизм. Когда человек сам еще ребенок. Ему всегда нужны помощь и поддержка, он чувствует себя неуверенно, не может отвечать за свою жизнь.
  2. Трудное детство. Когда человек не смог пережить детские травмы: конфликты и развод родителей, потери, жестокое обращение, насилие, непринятие сверстниками, отсутствие любви, заботы, поддержки…
  3. Старшие дети в семье, родители которых скинули на них свои функции. Им пришлось в раннем возрасте взять на себя ответственность по уходу за младшими братьями и сёстрами. Они уже устали быть «родителями», и так будучи детьми видели в этом только тревогу, напряжение от ответственности и лишили себя детства.
  4. Эгоцентризм. Это дети, воспитанные в гиперлюбви и внимании. Для таких существуют только они и их потребности. Не приучены любить, что-то давать другим, понимать, заботиться, делиться. От жизни они хотят лишь получать все только для себя.
  5. Карьеризм. Люди полностью уходят в работу. Они не хотят жертвовать личной свободой ради ребенка. Он воспринимается как помеха карьере.
  6. Материальное положение: хотели бы, но не могут себе этого позволить.
  7. Изменение семейных ценностей. Многие молодые люди просто не хотят создавать семью, а дети – это основа полноценной семьи. Они выбирают одиночество, потому что так легче. Ни от кого не зависишь, делаешь, что хочешь, а семья воспринимается как потеря свободы и зависимость.
  8. Страх, что ребенок разрушит диаду муж – жена. Нежелание включать в любовь третьего. Когда хорошо вдвоем, а ребенок воспринимается как угроза разрушения отношений.
  9. Потеря смысла материнства вплоть до ненависти к детям и матерям. Когда искажено отношение к роли матери. И это воспринимается не как достижение, самореализация, воплощение миссии, а как отсутствие других интересов, ограниченность и ущербность. Корень в отношениях с собственной матерью.

Материнство и отцовство будет удовольствием, если есть готовность стать родителем, а это внутренняя позиция взрослого, личностная зрелость, которая определяется готовностью брать ответственность не только за себя, свою жизнь, свои поступки, но и за ребёнка.

Читали  «Вино из одуванчиков» Рэя Брэдбери? В повести есть такие строки: «И там, в теплом свете лампы, они увидели то, что хотел им показать Лео Ауфман. В столовой за маленьким столиком Саул и Маршалл играли в шахматы. Ребекка накрывала стол к ужину. Ноэми вырезала из бумаги платья для своих кукол. Рут рисовала акварелью. Джозеф пускал по рельсам заводной паровоз. Дверь в кухню была открыта: там, в облаке пара, Лина Ауфман вынимала из духовки дымящуюся кастрюлю с жарким. Все руки, все лица жили и двигались. Тут было все, что надо, и все это — живое, неподдельное. Дедушка, Дуглас и Том обернулись и поглядели на Лео Ауфмана, а тот неотрывно смотрел в окно, и розовый отсвет лампы лежал на его лице. — Ну конечно, — бормотал он. — Это оно самое и есть, счастье!».

А счастье – это семья. Семья, в которой есть дети.

 

София СТАРК