В Якутии много легенд о духах заброшенных домов. Рассказывают о том, как нечто пугает, кидаясь то навозом, то землёй; иногда тащит за ногу, выгоняя. Злой дух часто появляется в пугающем обличье, но когда приходит  в облике прекрасной женщины, нужно быть особенно осторожным. Иногда мужчины  сожительствовали с пришелицами с того света,  как всё это заканчивалось, можно легко догадаться.

В одном давно заброшенном доме путников, остановившихся на ночлег, тревожила молодая красивая женщина. Ничего плохого она не делала, просто спрашивала о мальчике, интересовалась, почему не пришли Семён и Мария?

В зимнюю холодную пору десятого месяца (в феврале, по якутскому исчислению) Семён решил остановиться в этой избёнке. Выполнил все соответствующие обычаи, перед сном ещё раз проверил, как пасётся конь, зашёл в дом и замер от неожиданности: за столом сидела молодая женщина. На звук открываемой двери она даже не оглянулась, потом холодно, придирчиво взглянула на молодого парня. Семён уже открыл дверь, чтобы поскорее выйти, но вдруг рассердился на себя: убежать в темноту, в холод, оставив всё? Он был неробкого десятка –  решительно взял табуретку и уселся перед потрескивающим камельком: если что, огонь поможет. Оба посидели молча, первым не выдержал Семён:

– Ну, рассказывай, что держит тебя на этой земле. Чем я виноват? Просто в такую темень и холод некуда идти, извини, коли потревожил.

Женщина ничего не ответила, потом ледяным тоном произнесла:

– Не боишься?

– Конечно, боюсь, да делать нечего. Надеюсь, утром отпустишь – на что тебе я?

Женщина как-то очень внимательно рассмотрела ночного гостя, потом задумчиво  спросила:

– А как тебя зовут?

Семён сурово ответил:

–  Что тебе в имени моём? Кстати, в этом аласе жили наши предки, так что я не чужой. Ты расскажи о себе, пожалуйста.

– Ты действительно не боишься?  — в голосе было изумление, что придало больше храбрости Семёну.

Он чистосердечно признался:

– Есть такое, но, может, тебе помощь нужна? Если смогу, постараюсь помочь.

– С мужем мы очень ждали нашего первенца, но роды были тяжёлыми: я не знаю, что случилось с моим мальчиком. Жду и ищу его. Ты порасспросишь о нём? Найди моего мужа и скажи, что я прощаю ему Марию. Где мой сын? Потом придёшь и расскажешь, что случилось с ним. Нет покоя мне, потому ждала гостей, но никто  давно не останавливался  в нашем домике.

«Вроде отпускает»,  – промелькнуло в голове Семёна, но он сдержанно сказал:

– Постараюсь узнать, вернусь где-то через неделю.

До утра Семён просидел перед камельком, он даже не заметил, когда ушла странная незнакомка. Утром, собрав все вещи, уехал.  Решил больше не возвращаться, но в душе было неспокойно, потому всё рассказал отцу. Отец внимательно выслушал сына, молчал целый день, что-то решая, вечером рассказал:

– Это прабабка твоя – Прасковья, а мне приходится бабушкой. Отец мой выжил благодаря соседям, потому что Прасковья родила прежде времени и умерла. А прадед в это время был у своей любовницы Марии. Если бы соседи не побеспокоились, вряд ли мальчишка остался жив, они же воспитали его, назвав  Семёном, как того хотела его родная мать. Ты должен гордиться, что тебя назвали в честь деда, которого любили и уважали все. Поедем вместе, успокоим её душу – надеюсь, она нас не тронет. Ты дал слово, а неделя истечёт завтра. Придётся ехать немедленно.

Подъезжая к дому, отец попросил помощи у Великой Госпожи Аан Алахчын. Открыв дверь, одной ногой вступил в дом, держась за дверь, громко сказал:

— Прасковья, мальчика назвали, как ты хотела, Семёном, много у него детей, внуков и правнуков. Он жил счастливо, потому успокойся.

Откуда-то эхом  послышался женский голос:

– А был у меня похожий  на моего мужа. Если бы назвался Семёном, не отпустила бы…

 

Анна ВЕТРОВА