ДВА ТИМЛИДА НА ХАКАТОНЕ в коворкинге коллаборировали-коллаборировали, да невыколлаборировали.

Молодежь поймет, о чем речь, а те, кто постарше, полезут в словарь. На самом деле это предложение по-человечески звучит так: «Два руководителя на марафоне программистов в творческой мастерской взаимодействовали-сотрудничали, да все зря». Но это звучит не так солидно. Не модно. Да и стыдно порой по-нормальному говорить.

Бывает, идешь по центру, а навстречу классная руководительница, которую шесть лет после выпускного не видел. И случается примерно такой диалог:

– Петров! Надо же, как вырос! С работы идешь?

– Нет, с митапа.

– А кем работаешь-то?

– Да инстаблогер я.

– Тунеядец, что ли?

– Нет, фрилансер.

– Говорила же – учись хорошо, Петров. Слушался бы – глядишь, человеком бы стал.

Вот откуда все это пошло и, главное, зачем?

Да, все мы знаем, что язык – он как живой организм. Без развития погибает. Но то, что происходит сейчас, – это вовсе не развитие, а искусственное замещение простых и понятных слов словами непонятными.

Раньше на собеседованиях говорили, что наработали опыт, теперь говорят, что владеют компетенциями. Раньше люди занимались на турниках, а теперь у них спортивные активности. А придумывание новой идеи коллективно – не мозговой штурм, а тоже активности. Не очень дружелюбный к окружающим человек всегда раньше был мизантропом, а теперь он хейтер. Такой же противный, такой же раздражающий, но под новым названием. Потому что мизантроп – звучит старо, а слово «хейтер» актуально.

Простите, слово «актуально» сейчас тоже неуместно употреблять, а уместно – «в тренде».

РЕСПУБЛИКА ОФИЦИАЛЬНАЯ по какой-то причине тоже старается не отставать в части замены нормальных слов заимствованиями.

И даже библиотека: кладезь знаний.

Хранитель культуры.

Ковчег всего сакрального.

«На базе Национальной библиотеки РС (Я) начал работу коворкинг-зал «Библио-кластер», который располагается по адресу…», говорится в официальном анонсе заведения.

И тут же поясняется для тех, кто знает меньше иностранных слов, чем сотрудники библиотеки: ««Библио-кластер» – это образовательная площадка, культурно-событийный зал».

Не сочтите за брюзжание, но почему нельзя сразу написать так: «На базе Национальной библиотеки РС (Я) начала работу образовательная площадка, культурно-событийный зал»?

Вы там, правда, думаете, что если сказать нормально, то потенциальные пользователи культурно-событийного зала подумают: «Фу, шляпа, не пойдем», а если сказать «В библиотеке открыли коворкинг», то все такие сразу: «Вау, коворкинг аж в самой библиотеке! Срочно анонсируем митап!».

Вот еще прекрасное из недавнего: «Проекты Якутии презентованы на акселерационной сессии Агентства стратегических инициатив».

Ну, вы поняли, да?

В смысле нет?

А пресс-служба республиканского министерства образования и науки, видимо, считает, что всем понятно.

– Простите, как пройти в Государственное казенное учреждение Республики Саха (Якутия) «Национальная библиотека Республики Саха (Якутия)», ГКУ РС(Я) «НБ РС(Я)», – если сокращенно?

– Куда-куда?

– В коворкинг-зал. У нас там акселерационная сессия.

– В три часа ночи?! А, ну так бы сразу и сказали – идите прямо по Ленина, а потом на перекрестке с Октябрьской – направо.

– Респект!

А почему «респект», а не «махтал» или «спасибо»? Потому что последние два варианта – это обыденно.

Вот и получается, пока еще не очень мудрая молодежь хватается за сленг и маты, так же за заимствования почему-то хватаются солидные вроде бы учреждения. А ведь это вопрос даже не про самоутверждение, не про пропаганду собственной культуры, а про попытку быть похожим на кого-то старшего и, как нам кажется, более опытного.

То же самое происходит и в детсаду и даже в подростковом возрасте, когда юноша или девушка пока ничего из себя не представляют и ищут примеры для подражания. В психологии это называется переходным возрастом.

Когда с открытым от восхищения ртом детишки копируют повадки каких-то своих внутренних авторитетов из музыкальных клипов в телевизоре. Со временем это проходит.

Но в итоге всегда остается чувство стыда.

Потому что с опытом появляется понимание, что главные достижения этого переходного возраста сводились к трепу родительских нервов и к похожей на выступление неудачливого клоуна попытке казаться взрослым и модным.

Поэтому про переходный возраст никто не любит говорить. Ну, если вы не работник министерства культуры республики или библиотеки.

Кстати, «респект» не заменяет «спасибо». Потому что «спасибо» – это «thank». А «респект» – это «уважение».

Например, когда остановил коня на скаку или вошел в горящую избу – это «респект», а не то, что вы там подумали.

Жаль, что на коворкинге в библио-кластере тащерам об этом не расскажут.

 

 Алексей МОРОЗОВ