В Саратове подростки готовились к убийству людей. Не кого-то, а именно людей – до сорока человек. Мотив – месть. Срок – в мае (не к 9-му ли числу?). Это бурно обсуждали в передаче Первого канала «Время покажет». Приводили разные доводы, рассуждали  здраво, волновались…

 

Чего боятся наши дети?

Выяснили следующие причины этого довольно (цинично можно сказать – обыденного) распространенного явления:

► пропало живое общение,

► это отголоски тюремной «романтики»,

► перенос виртуального мира в реальность,

► идеология массовых убийств,

► утрачена социальная идентичность,

► школа оказывает образовательные услуги, но совершенно упустила воспитательную работу.

Всё верно, но, возможно, важнее всего то, что в школу пришла ложь, продиктованная нашим восприятием жизни. Вещизм, корыстолюбие, себялюбие… Знаете, чего больше всего боятся наши дети? Они боятся быть нищими в глазах одноклассников. Это не престижно. Нищета – понятие неуловимое, не очень конкретное: богатый по нашим меркам окажется нищим в глазах более богатых. Тем временем учителя делают вид, что все ученики равны, что у них одинаковые условия жизни. О каком равенстве может идти речь, если с одним работают репетиторы высшего класса, получая огромные прибыли, а другому могут дать знания только в классе?

Чтобы дети были равными, нужно давать твёрдые знания каждому именно в школе, независимо от материального положения.

 

Верните Мишу бабушке

Все помнят, как после самоубийства матери четверых детей по школам прошла массовая проверка многодетных семей. Проверили, отчитались… Но, согласитесь, сколько лжи в этой проверке! Что можно узнать о ребёнке, посетив его дом один лишь раз. Что знают о своих учениках те, кто их не «чувствует»? Настоящий учитель должен ощущать все страхи, все страдания своего подопечного каким-то шестым чувством. А для этого нужно общение не только на уроке.

Теперь о втором страхе – не только детей, но и родителей. Речь пойдёт не о горе-родителях, им как раз этот страх неведом.  Даже могут на пьяную голову похвастать:

– Ну, отберут, подумаешь. Накормят, выучат, потом дом дадут. Только деньги за воспитание другие возьмут.

Иногда кажется, что соцпедагоги лицемерно играют роль сочувствующих. К Путину обратился воспитанник детского  дома Миша Тимофеев с просьбой вернуть его бабушке. После трагической гибели родных остались вдвоём. Мишу насильно поместили в детский дом, на глазах у бабушки «скрутили и увезли». Какой стресс для ребёнка, какой удар для старой женщины!  Мальчик не посещал школу. Для других, конечно, это преступление, но не в данном случае. Имея два диплома престижнейших вузов страны, бабушка Елена Тимофеева беспокоится, что да, им нужно было заниматься. Мальчик держится совсем по-взрослому. Почему не ходил в школу? Горе слишком свежее. Хотел чем-то помочь бабушке, хотя бы своим присутствием. Конечно, можно было всё это законно оформить, но два близких человека перемогали своё горе, как могли – не получилось. Каково мальчишке знать, что бабушка одинока, что ей очень плохо без него. Нет, пока его дело  «изучают». Если бабушке станет совсем плохо, кто вернёт им время, которое они могли провести вместе, когда мальчик, пусть по-детски, но мог поддержать любимого человека?    Страх, что твоего ребёнка могут отобрать, был раньше никому неведом, а теперь, как видите, угроза реальная.

 

К вопросу воспитания

Сейчас модно соревноваться по всем показателям, для этого заполняются толстенные тетради, проверяется участие в олимпиадах,  учитываются артистизм и талантливость. Это всё внешнее. Нужно ли это ребёнку? Это, скорее, важнее родителям, чьё самолюбие отыгрывается на любимом чаде. Тут и солгать не грех. Иные мамаши пишут по ватсапу: «Я просто иногда проверяю, а так всё сделал сам». Дети таких родителей настолько гениальны, что во время карантина самостоятельно и легко решают задания по темам, которые ещё не проходили. Например, задачи с десятичными дробями с умножением. По тетрадям видно, что эту тему даже не начинали. Растёт новый Ньютон, не иначе, хотя учится средне.

О каком воспитании может идти речь, если учитель работает на своё имя: ему нужны  олимпиадники, стобалльники, высшие категории, награды, деньги…  Кстати, насчёт последнего. Как вам учитель, прерывающий родителя словами:

–  У меня репетиторство, быстрее, я опаздываю.

В то же время у этого педагога даже не наведен порядок с оформлением электронного журнала класса, родители третий год не могут добиться пароля, чтобы проследить за успеваемостью своего ребёнка.

Не всегда награды рассказывают  о человеке. Недаром великий Грибоедов вещал устами своего любимого героя Чацкого:

– Награды даются людьми,

А люди могут ошибиться.

Возможно, не нужно учитывать результаты ЕГЭ при присвоении следующего  звания, потому что очень часто успех зависит  от репетитора. О каких знаниях может идти речь, если многие ученики не читают книг. Никита Михалков в своей передаче «Бесогон» смеётся над вполне себе взрослыми парнями и девушками, говорящими, что роман «Анна Каренина» написал Гоголь.

Зато держатся уверенно, раскованно.

 

Обучая – воспитывать!

Вот это и есть трагедия современной школы – ложь. Уверена, что немногие учителя ведут работу над пробелами в знаниях учеников. Может, потому и отделили образовательные услуги от воспитательных. Воспитательные – это шоу, экскурсии, соревнования… Но без улучшения качества образовательного процесса это всё ложь. Главное в воспитании – научить уметь работать. В первую очередь – это учёба. Работа не напоказ, творчество и со стороны учителя, и со стороны ученика.

Только давая твёрдые знания, обучая уважительно, учитель воспитывает. И никакие эффектные мероприятия не воспитают  так, как простая и искренняя работа с детьми. В этом и была сила народной педагогики – в умении работать совместно, честно, постигая все тонкости.

В школах мало кто из родителей возмутится некачественным обучением, а когда происходят трагедии, начинают проверять воспитательную работу. Многие трагедии происходят из-за неуспеваемости по основным предметам, потому что дети остро ощущают нехватку знаний, что они отстают от сверстников.

Почему бы не пересмотреть систему проверок? Слишком их много. Не даётся времени на подготовку, на подтягивание, не учитывается индивидуальность.  Должен добиться – и всё! А как? Что знал мой ученик до этого? Чего не знал? Как связать повторение с новой темой? Масса вопросов. Учитель должен всё это пропустить через своё сердце. Только тогда что-то получится.

 

Дайте учителю время…

…не давите всякими проверками. Отчёты, показательные выступления, необходимость постоянно доказывать свою состоятельность – как много времени уходит на это! Учителю, которому достались сборные, отобранные не по знаниям дети, нужно время, чтобы хотя бы чуточку подтянуть, выровнять их. Такая работа требует много времени, сил и высочайшего мастерства. Но, увы, на места в олимпиадах рассчитывать не приходится, стобалльников не будет. Вот почему во многих школах начальство работает в классах, куда отбор шёл по знаниям. Пусть взяли бы «очень слабые» и показали своё мастерство.

На пять лет приглашают работать сельским учителем. Поддержка – два миллиона. Чиновники хвастаются, что много заявлений. Шуму много, но… эти пять лет пролетят незаметно. Один год новый учитель будет только узнавать своих учеников, на пятый – сидеть на чемоданах, потому что миллионы уже в кармане. А остальные три года… отрабатывать подъемные.

Деньги и сердце – понятия несовместимые. Может, лучше потратить эти средства на обучение на местах патриотов родного края? Которые вернутся  домой не из-за золотого тельца, а чтобы жить и работать на земле предков.

 

И всё сводится к одному: верните в школу правду, тогда и трагедий будет меньше.

 

Инна НИКИТИНА