ПРИРОДА ОЗНАМЕНОВАЛА уход Егора Афанасьевича с поста главы республики невиданным ураганом в столице. Одни увидели в этом добрый знак расставания с не самым успешным среди регионов страны прошлым, другие – дурной знак. Но если отбросить в сторону полумистические предрассудки, в сухом остатке получим то, что Кремль, который и ранее был не в восторге от социальной и экономической политики местных властей, принял окончательное решение. Всевозможные политологи, давая разные оценки работы Ил Дархана, сошлись в двух ключевых моментах: во-первых, население устало от Егора Борисова, во-вторых, масштаб и положительный эффект его деятельности еще только предстоит оценить.

Не нужно думать, будто отставка главы – это месть Москвы за провальный результат Владимира Путина на перевыборах президента и за лучший в стране результат Грудинина. Дело и близко не в этом, и даже далеко не в этом. Дело в том, что если у страны есть некий курс, и страна отдает этому курсу 76,7% голосов, а в отдельно взятом субъекте менее 65%, то это означает, что власти субъекта гораздо хуже донесли идею этого курса до своего населения, чем требовалось. Особенно актуально это в свете гипотетического рывка, о котором объявил президент. Вряд ли регион, в котором за главу страны голосуют чуть более половины пришедших на участки избирателей, будут из кожи вон лезть ради исполнения какой-то там ключевой установки какой-то там бесконечно далекой Москвы.

Так или иначе, Егор Борисов – это восемь лет истории Якутии. Хороший ли, плохой ли был руководитель – оценим позже, как и говорят столичные политологи.

Сейчас все взоры устремлены на Айсена Николаева. С ним же связывают надежды. Чьи надежды, и кто именно связывает – вопрос. Но даже и то, что человек находится в системе, встроен в нее, и одобрен президентом, говорит о том, что во главе республики на ближайшую пятилетку встанет человек, которому в Москве сегодня доверяют. Все дальнейшее развитие Якутии в ближайшие годы будет зависеть от умения нового главы республики договариваться в Первопрестольной и доступно объяснять очевидные вещи на местах.

НАПРИМЕР, ОБЪЯСНЯТЬ, почему через пару недель после инаугурации человека, который требует от устремленной в будущее России рывка, по всей стране резко выросли цены на бензин. Что само собой отбросило, например, сельхозпроизводителей назад. В прошлом году в стране собрали рекордный урожай, который, впрочем, не сумели реализовать, а в этот раз урожай собрать не смогут просто потому, что при такой цене на топливо хозяйства сработают даже не в ноль, а в убыток.

Придется объяснять, почему во главу Роскосмоса поставили Рогозина, главная задача которого сводится не к тому, чтобы догнать или перегнать частную компанию американца Маска, что уже невозможно, а написать в своем американском Фейсбуке, что все достижения Маска – это фальшивый пиар, а у нас когда-то был настоящий Гагарин.

Придется объяснять, почему Мутко, которого совершенно искренне ненавидит почти вся профессиональная спортивная общественность страны, теперь в России главный по строительству, чтобы теперь его ненавидели еще и все строители страны.

Придется объяснять и повышение пенсионного возраста, и несоответствие зарплат учителей и медиков тем зарплатам, о которых рассказывают на Первом канале и на России-1. Объяснение всей этой пропаганды, всю статистическую ложь для начальников, а не для своего народа, теперь переложили на плечи Айсена Николаева.

И в этой связи за Егора Борисова можно только порадоваться – он избавился от обязанности любого руководителя любого субъекта современной России вечно врать своему народу. Егора Афанасьевича теперь отправили на почетную пенсионную должность советника.

А у Айсена Сергеевича самый сложный период в жизни только впереди. Руководить самым крупным в мире городом на вечной мерзлоте – это одно. Совсем другое – руководить самой крупной в мире раскинутой на вечной мерзлоте республикой. С ее паводками, стокилометровыми расстояниями, зАморозками, северным завозом, внезапными ураганами и отсутствием обещанного десятилетие назад моста… И все это в связке с необходимостью поддерживать все решения центральной «Единой России» и не всегда пронародные действия медведевского правительства. Потому что субъекты разные, народы разные, а модель управления страной одна – как на подводной лодке, на которой есть капитан, и с которой через форточку никто добровольно не выйдет. Только через торпедный отсек – куда-нибудь в сенат.

Теперь, наверное, нужно поблагодарить Егора Афанасьевича за все хорошее, что было и что будет. А Айсену Сергеевичу пожелать мужества и стойкости, чтобы не сломиться под ветром перемен. Который дует вовсе не из республики.

 

Алексей МОРОЗОВ