Устроившись на новую работу, я и предположить не могла, что это место станет для меня судьбоносным или, может, даже роковым. Не представляла, что здесь я буду страдать, здесь оставлю свое сердце.

Мне 25 лет, я мать-одиночка, дочке всего два годика. Я карабкалась по служебной лестнице буквально с низов. После рождения дочери никак не получалось устроиться на работу по специальности, без опыта не брали, да и ребенок… Наконец повезло, работодателям понравилось мое портфолио и, невзирая на трудную ситуацию, меня приняли.

В первый рабочий день хотелось плакать, я чувствовала себя неуютно. Ко мне подошел молодой человек и рассмешил, уже и не помню какой шуткой. Его звали Леша. Волосы пшеничного цвета, голубые игривые глаза. Позже меня предостерегали девушки из офиса, что он – настоящий бабник. Конечно, я никого не слушала. После отца моей малышки я ни с кем не встречалась. Мы плохо расстались, и груз на плечах не позволял мне завести новые отношения.

Но Леша как будто пробил брешь в броне, которой я отстранилась ото всех, кроме своего ребенка. С каждым днем он все чаще подходил ко мне, чтобы отпустить очередную шуточку или что-то спросить. Сначала не обращала внимания на его мимолетные взгляды, якобы случайные прикосновения, неуместные высказывания.

Однажды на корпоративе он пригласил меня на танец. Легко касаясь пальцами моей спины, шептал ласковые и приятные слова на ушко. Во мне взыграло шампанское или просто сказалась усталость от одиночества, но я поддалась на его уловки, четко отдавая себе в этом отчет. Так завязались наши непростые отношения.

Сначала все было легко, без обязательств, мы спокойно общались в дружеской форме в компании коллег, никто ни о чем не догадывался. Так продолжалось около года, а дальше все покатилось по наклонной.

Сначала я стала замечать его странные взгляды. Неодобрительные, когда надевала что-то чуть более вызывающее, чем обычно. Ревнивые, когда со мной заигрывал кто-то из мужчин. Испуганные, когда отказывалась встретиться. Я понимала, к чему все идет, и он тоже. Он не привык принадлежать одной женщине, а мне нужно было именно это. Однажды спросил как бы в шутку: «Как ты думаешь, мы смогли бы жить вместе? Хотя нет, мы бы, наверное, поубивали друг дуга, уж слишком темпераментные оба…» И рассмеялся, а в глазах ни грамма смешинки, впрочем, как и у меня. Я слишком сильно к нему привязалась, и он это понимал, потому что чувствовал то же самое.

Когда я поняла, что наш роман зашел в тупик, прекратила наши отношения, чтобы потом не было еще больнее. Через несколько месяцев узнаю, что он собирается жениться и его девушка беременна. Об этом мне рассказала коллега – лучшая подруга, она обо всем догадалась и старалась не лезть в наши так называемые отношения. Мне было неприятно и больно, потому что по сроку беременности его будущей жены поняла, что в это время мы с ним еще были «вместе».

Он уволился. По последнему разговору я поняла, что он ее не любит, но не собирается поступать, как последний…

По сей день я узнаю от подруги, что он спрашивал обо мне, узнавал, есть ли у меня кто-нибудь, говорил, что любит меня и готов бросить жену. Вот только я не готова к тому, чтобы из-за меня еще один ребенок остался без отца. Но всех своих ухажеров так или иначе я сравниваю с ним, сама того не замечая. Что ж, как знать, возможно, когда-нибудь…

 

Настя С.