Эксперты Российской академией образования забраковано 30% (!) учебников, поступивших на дополнительную экспертизу перед включением в федеральный перечень. В учебнике по химии для девятого класса были перепутаны натрий и калий. В одном из учебников музыки для шестого класса ученикам, например, предлагалось написать свой вариант (?) биографии Моцарта. В учебнике географии —  информация о впадении реки Волги в Чёрное море, что не соответствует действительности.

Вот первые итоги проверки учебников. Но что рекомендуют взамен?

«Учителя литературы бастуют против изучения в школах 235 произведений за пять лет».  Почему от уроков литературы требуют невозможное: объять необъятное? Количество — ещё не качество.

А что предлагают? Возьмём учебник-хрестоматию за девятый  класс  под редакцией В. Я. Коровиной.  В первой части тексты, начиная со «Слова о полку Игореве», заканчивая  «Мёртвыми душами» Николая Васильевича Гоголя. А во второй части  аж семнадцать авторов. Тут и Цветаева, и Ахматова, и Гёте…

Вы пробовали прочитать хоть страницу из этой «мудрейшей» книги? Вот отрывок: «Основоположниками классицизма стали А. Д. Кантемир, В. К. Тредиаковский и М. В. Ломоносов». В предыдущем предложении упоминали Феофана Прокоповича, не забыли и А. П. Сумарокова. Учителя не обращают внимания на такое перечисление, а ученики не читают, потому что эти имена им ничего не говорят.

Когда Россия была читающей страной («самой читающей в мире» — как мы с гордостью заявляли), в девятом классе во время уроков прочитывали и «Евгения Онегина», и похождения Чичикова. Устраивали комментированное чтение, как говорится, «с чувством, с толком, с расстановкой». Зато получали настоящего читателя.

Прочитать и обсудить на уроках все включенные в программу тексты вдумчиво и качественно — невозможно. Учим условного ребёнка, не учитываем ни возрастных, ни психоэмоциональных особенностей подростков. А пустая трескотня опошляет и губит душу.

При самом большом желании ученик не будет (нет такой возможности сейчас) наслаждаться искромётным юмором Пушкина, прозрачной философией Лермонтова, которого нужно читать именно в юношеском возрасте, не поймёт, почему у Гоголя живые в биологическом плане господа могут быть мёртвыми душами.  Всё по верхам. А ведь литература  должна быть не только качественной, обучающей, главное — она должна воспитывать человека.

Но не повезло не только литературе. Иностранному языку – ничуть не лучше.  Особенно иностранному языку например  в 31-й школе. Начиная со второго класса дети учатся по учебникам Н. И. Быковой, М. Д. Поспеловой, в соответствии с требованиями Федерального государственного образовательного стандарта основного общего образования, утверждённого приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 17. 12. 2010 №1897 (с изменениями и дополнениями).

Прочитали? Очень солидно. Но несколько детей моих знакомых изучали английский по данному учебнику: результат – ноль. Главное — у всех. Потом услышала от одной мамы, что многие одноклассники её дочери-семиклассницы не читают по-английски. Теперь заранее нанимаем репетитора, делать нечего.

Поинтересовалась тематическим планированием и установила следующее: на изучение букв по программе отводится всего шесть часов, дальше идёт разговор и чтение по темам. Нашла книгу тех же авторов — «Учебник для начинающих». Оказывается, чтение и письмо должны изучаться в первом классе как факультатив. Вот почему так получается: строим дом без фундамента.

Скажите, пожалуйста, обязательно ли изучать английский со второго класса? Может, сначала научимся читать и писать на родном языке?

Ещё одно не нравится в наших школах – это текучка кадров, особенно учителей английского языка.  За два года изучения английского у нас уже вторая англичанка. Особенно не везёт с ними в сельской местности: место учителя иностранного языка может пустовать по два – три года. По остальным предметам тоже не очень благополучно. Девятый класс завершаем с новой, четвёртой по счёту, учительницей математики.

Учителя не справляются со своей основной работой — ребёнок не получает классического образования.

Министерство должно заниматься не псевдореформами, а подумать о том, как дать возможность по-настоящему работать настоящему учителю. Продумать  линию учебников, составить программы, учитывающие преемственность обучения, дать ребёнку возможность получать знания на уроках, что уничтожит перегрузку на неокрепшую ещё детскую психику.

 

Инна НИКИТИНА