Уложены костюмы, убраны пуанты. Закрыты ноты. Завершился прекрасный праздник – Фестиваль классического балета «Стерх». Под занавес удалось побеседовать с Геннадием ЯНИНЫМ, приглашенным гостем фестиваля, ведущим программы «Абсолютный слух» канала «Культура».

– Геннадий, вы раньше бывали в Якутске?

– Как-то не довелось. А так, давно в хореографическом училище в нашей группе обучалась молодежь из Якутии.

– Принимая приглашение, вы, наверное, имели какое-то свое представление о мероприятии, в котором должны были  принять участие. Ожидание и реальность совпали?

– Особого представления и ожиданий не было: фестиваль классического балета везде одинаков, балет он и в Африке балет. Я понимал, что приглашенные солисты будут на высоте, но не знал, каков уровень у якутских артистов. В этом я разбираюсь лучше кого бы то ни было: был ведущим солистом и несколько лет руководил балетной труппой в Большом театре. Реалии меня буквально потрясли! Такого высокого уровня мастерства от здешней труппы я никак не ожидал.

– Где вы успели побывать, что увидеть, кроме фестиваля, в Якутске? Что из увиденного, услышанного произвело на вас наибольшее впечатление?

– Пока нигде не был. Просто прогуливаясь, заглянул в «Казачью заставу», побывал в Преображенском храме. Вот в храме я увидел нечто удивительное – фреску необычайной силы воздействия. Очень жаль, никто не смог сказать имени художника. Я думаю, они еще не понимают, каким сокровищем владеют.

– Кухню пробовали или вам не позволяет диета?

– Не верьте в эти россказни про балетную диету, ее просто не существует! В балетные идут те, кто не расположен к лишнему весу, а если даже съесть чего-то лишнего, при таких нагрузках все моментально сгорает. Я ел и оленину, и жеребятину – все понравилось.

– Переходя к музыкальной теме: мы слышим, в том числе и на канале «Культура», о том, что  проводимые  реформы музыкального образования нижнего звена постепенно приводят к переводу на платное обучение. Это не грозит массовости, которая была главной ценностью в этой области?

– Ничего не могу сказать про реформы. Но как любому гражданину  и как человеку, имеющему отношение к музыке, мне не все равно, что происходит. К сожалению, такое явление повсеместно, это мировая тенденция – коммерциализация всего и вся.

– Если говорить о телевидении, то российское становится непонятной субстанцией: с одной стороны, такой однообразной, серой и безликой, а с другой – такой разнузданной и бескультурной. Где Министерство культуры, где Общественный совет по культуре? На это есть ответ?

– Это опять-таки из той же «оперы» – все проплачивается. На мой взгляд, то, что происходит, – отвратительно. Но вопрос не ко мне: я на эти процессы повлиять не могу. Сейчас те, кто работал ранее на телевидении, мне представляются просто как боги. Вот где был высокий профессионализм! А сейчас мы имеем то, что имеем.

– Несколько традиционных вопросов. Любимый город?

– Санкт-Петербург. Мы с женой два раза в год специально ездим туда насладиться дворцами, музеями, парками и самим духом этого великого города.

– Любимый отдых?

–Много лет каждый год на своей машине езжу в Крым. Я объездил весь полуостров вдоль и поперек. Я – фанат Крыма!

– Любимый праздник?

– Даже не знаю, что сказать, – всеобщее веселье меня не вдохновляет. Люблю Пасху.

– Куличи, крашеные яйца?

– Это все внешние атрибуты. Я хожу на службу в храм возле дома, где живу. Это один из самых крупных храмов Москвы – с большой историей, намоленный… Несколько раз был на службе в Троице-Сергиевой лавре.

– Еще приедете к нам, в Якутск?

– Хотел бы. На удивление, чувствую себя очень комфортно, как будто давно здесь бывал. Люди  простые, искренние, «без понтов». Очень рад знакомству с сотрудниками театра, это высокие профессионалы, преданные своему делу и очень приятные в общении.  Если появится возможность, приеду с удовольствием.

 

Валентина СОЛОМОНОВА

 

P.S.  Геннадий Янин очень сожалел, что никто не знал имя художника, написавшего фреску в Преображенском храме. Я обещала узнать и написать ему.  Это был художник, приглашенный владыкой Зосимой из Московской академии художеств, – Павел Рыженко, при жизни признанный выдающимся мастером двадцатого века. К сожалению, рано, в 44 года, ушедший из жизни.