– Давай еще один мультик пйо лошайика и потом спать?

– Нет, мы же договорились, что три мультика и все.

– Ну давай последний, а? А потом спать.

Я проигнорировала эту замечательную попытку 2,5-летнего малыша договориться мирно и решила настоять на своем. Из-за чего? Из-за глупого тщеславия, что я – умная и взрослая – и знаю лучше маленького и глупого ребенка?  И благодаря этому последующие полчаса мы с сыном выматывали друг другу нервы, кричали и толкались. Причем «умная и взрослая» вела себя ничуть не лучше маленького ребенка. В итоге сын уснул, всхлипывая, я в расстроенных нервах гляжу в монитор и размышляю.

Что дало бы пятиминутное отставание от режима? И ребенок бы лег в постель добровольным и спокойным. Почему, собственно,  я так возмущалась из-за того, что мы «уже договорились и не надо ставить новые условия»? На самом деле это всегда я предлагаю сыну. «Давай покатаемся на этих качелях и пойдем домой»? «Давай почитаем пару сказок и будем спать»? А он соглашается. Почему один раз нельзя было согласиться и мне? Так, для разнообразия? И почему после нашей истерики я с таким трудом выдавила согласие посидеть чуть-чуть на табуретках, которые притащил сын в спальню?

Сквозь зубы я процедила:

– Хорошо, давай чуть-чуть посидим и потом пойдем в кровать спать.

Сын согласился. Мы посидели минуту и легли обратно. На самом деле эта минута  стоила для ребенка очень много: то, что на его условия идут, прислушиваются к нему, и что иногда бывает так, как хочет он.

 

Чужие дети

Полезно общаться с другими детьми, чтобы понять своих. Или хотя бы попытаться взглянуть на себя со стороны.

Сижу за компьютером, пытаюсь дописать статью.

Сын пришел и показывает какую машину он сложил из конструктора.

– Вижу-вижу, – косясь одним глазом в монитор. – Что у тебя было интересного сегодня днем?

– Я с Аркашей строил замок из песка и…

– А руки ты потом помыл? Лицо грязными руками не трогал? И сейчас не трогай.

И тут же одергиваю себя. Вечная болезнь родителей: не слушаем, не даем договорить, не смотрим, не интересуемся искренне. Зацикливаемся на неинтересных для детей деталях.

Боюсь, что вполне заслуженным ответом будет через несколько лет:

– Да вижу я, вижу, мам, отстань, – от спины подростка, увлеченно глядящего в компьютер.

С чужими детьми мы более внимательны, спокойны, лояльны и ласковы.

Пришли с подругой к ней домой. Младший сын (3 года) сидит за столом и ест суп. Девятилетний Степа играет в телефоне.

– Почему у Савы нет слюнявчика? Почему суп холодный? Ты не грел?

Степа искренне:

– Разве нельзя его холодным есть? Я бы поел холодным.

А я смотрю и восхищаюсь: какой молодец старший брат, посадил младшего поесть и даже заставил его помыть руки перед едой. А что видит подруга? Сын играет в телефоне, второй ест холодный суп.

 

Вероника СКВОРЦОВА