Кафе маленькое, но уютное, здесь недавно сделали ремонт, так что все сверкает новизной. Добавляют блеска и новогодние украшения. Решили встретиться под Новый год, так сказать, совместить. Самые активные женщины прибежали первыми и засуетились, проверяя расставленные на столах закуски, просматривая списки приглашенных. Люция Владимировна провела пальцем по листку:

– Девочки, а Колька Афанасьев, тьфу, Николай Степанович приедет?

Афанасьев Николай Степанович, их бывший сокурсник, теперь «большой человек» – заместитель министра. Рассудительная Васильева Оксана говорит:

– Я звонила накануне, вроде как обещал.

Пройдясь по списку еще раз, решили, что большинство должно прийти. Тут Люция высказалась с сомнением:

– Все-таки, я думаю, что Таня Колесова не придет.

– А что так?

– А вы не знаете? Она несколько лет назад развелась со своим. Помните, какая неземная любовь у нее была? Так вот, он ее бросил с двумя детьми и банально ушел к молоденькой. Говорят, что после этого она то ли заболела, то ли начала выпивать. Короче, исчезла.

Оксана одернула подругу:

– Ну, скажешь тоже – исчезла. Никуда она не исчезла, а уехала куда-то в район. В список ее включили, значит, согласие дала. Придет.

Хоть и с опозданием, потихоньку все подтянулись. Поначалу немного смущались, переглядывались. Мужчины переговаривались в курилке, женщины разглядывали друг друга на предмет того, кто насколько изменился, поправился или похудел. Первое смущение и неловкость пропали после третьего тоста, теперь заговорили все разом и мало кто кого слушал. В самом разгаре вечеринки бывший староста курса Иннокентий Викторович Климов, он же теперь инженер-проектировщик,  постучал вилкой по бокалу:

– Слово берет наш уважаемый Николай Степаныч!

Афанасьев грузно поднялся со своего почетного места во главе стола, привычно-начальственно обвел взглядом стол

– Дорогие друзья, рад видеть вас всех за одним столом. Вы молодцы, что решили собраться и не забыли пригласить меня! – еще раз оглядел стол и с довольным лицом продолжил, — Это шутка! В общем, дорогие мои, выпьем за нас!

Все захлопали, кое-кто кинулся обниматься, целоваться с уважаемым однокурсником. Неожиданно Афанасьев отстранил рукой толпу около себя и спросил

– А где Таня Колесова? Что, не звали?

Вокруг затихли, стали переглядываться.

– Звали, звали…

Тут распахнулась дверь и вошла она — Таня Колесова. Афанасьев плюхнулся на стул, все замолкли и молча уставились на нее. Наступила сцена, достойная последнего акта «Ревизора». Таня остановилась в дверях, тоже недоуменно оглядела всех и вдруг громко и звонко рассмеялась, как могла только она одна:

– Что с вами? Вы что, привидение увидали?

И будто вокруг разом взорвались вспышки фейерверка или разлетелись брызги шампанского! Все вскочили, закричали… и пошло веселье!

Наступил так называемый «момент истины», не стало никаких «уважаемых и дорогих», все стали самими собой, прежними Октями, Колями и Люсями. Хмельные протрезвели, подтянулись. Трезвенники расслабились, кто пустился плясать, кто петь. Девушки окружили Таню, а она в своей простой манере, с каждой обнялась, поцеловалась.

– Как же я по вам соскучилась!

– Где же ты была? Где пропадала?

Таня, как всегда, с обескураживающей искренностью:

– Девочки, я действительно пропадала. Но, слава богу, справилась. Где пропадала, там меня сейчас нет.

И снова рассмеялась своим заразительным смехом.

– Не будем о грустном. Сегодня мы вместе, сегодня у нас праздник. Давайте веселиться!

Праздник продолжался до глубокой ночи, перепели все свои студенческие песни, натанцевались до упаду, наговорились-навспоминались. Никто не хотел расходиться, по конец некоторых пришлось уговаривать, а некоторых вести под ручку. Встреча бывших однокурсников удалась!

 

Долгуна