Жаворонок

Ясноокой, светоносной

Женщиной наш хор храним.

И в морозы сквозь туманы

Мы на свет ее летим!

 

В этом году хору медицинских работников «Вдохновение» исполняется 20 лет. 14 из них им руководит женщина, у которой действительно удивительной лучистости и красоты глаза – Людмила Шумилова. Два раза в неделю приходят медики на репетиции: каким бы сложным ни был день, несмотря на мороз за окном, на усталость…  Бывают тяжелейшие операции, непростые пациенты, нештатные ситуации, но здесь, под взглядом строгих, но внимательных глаз, под искрометные шутки хормейстера, когда хохочут аж до слез, происходит чудо. В свои нежные руки власть берет ее Величество Музыка.

… В тот день первоклашка Люда, любимица родителей, еле дождалась их с работы: «Мама, папа, меня пригласили пройти экзамены в музыкальную школу!» Дочку повели с радостью. Песню в семье любили, а музыке еще никто не учился. Девочку приняли на отделение фортепиано, сразу купили инструмент. А в старших классах педагог хора сказала: «Люда, тебе надо поступать на хормейстера». И в 14 лет она стала первокурсницей Якутского музыкального колледжа, уехав из родного Сангара.

– Людмила Анатольевна, трудно было без родителей?

– Как раз благодаря им я все умела – и приготовить, и порядок навести. Была самостоятельной. Легко вставала рано утром, у меня даже прозвище было – Жаворонок. Порой приходила в колледж в 6.30 утра, чтобы успеть позаниматься до начала занятий. Вот такая была «офанатевшая»! (Смеется). Особенно в последние два года учебы, когда четко поняла, что мне нравится профессия «хоровое дирижирование». Во время практики работала со студенческими хорами, практически со своими сверстниками, – и получалось! А однажды они запели так, что у меня потекли слезы. Увидев результат своего труда, подумала: «Боже мой, какой я счастливый человек – могу что-то делать, менять в этой жизни!» Так появилась вера в себя у простой кобяйской девчонки. А мой педагог Светлана Георгиевна Антонова сказала, что нужно учиться дальше.

И была Академия музыки во Владивостоке, потом аспирантура. Там, в городе у моря, Людмила начала петь в храме. Потом много лет – в Никольской церкви в Якутске.

Это просто сказка

Она преподавала в родном колледже, когда ей сказали, что один хор остался без руководителя. «Там такие хорошие люди, такой дружный коллектив… Не возьмешься?» Хора у Шумиловой тогда не было, но дни оказались расписаны буквально по часам. Для очистки совести открыла свой ежедневник: свободны только два вечера – в понедельник и четверг. И что выяснилось? Что именно в эти дни хористы собирались на репетиции! На первую шла с волнением – получится ли установить контакт? 19 января, Крещение, плотный туман… Она стоит на остановке автобуса и не может понять – в какую сторону идти. И вдруг женщина рядом спрашивает: «Вы – Людмила?» Оказалось – староста хора «Вдохновение», Александра Николаевна Протопопова.

– С первой минуты я столкнулась с душевным теплом, улыбками, даже нежностью… Это просто сказка какая-то. Удивительный коллектив, костяк его сохраняется все эти годы. Это люди, профессия которых – исцелять.  В хоре они делают это музыкой.

Репертуар разнообразный – разные эмоции, настроение, харизма. Все, из чего состоит человек. Хорошая музыка – это духовность, чистота, высокий смысл. Поем бессмертные шлягеры, русские народные песни, исполняем произведения на разных языках.

– А сколько в хоре мужчин?

– 13. Это люди, у которых душа поет. Драгоценность для меня в хоре.

 

Музыка меняет людей

– Согласны ли вы с тем, что бездуховный человек не может стать хорошим певцом?

– Красота пения не в силе звука. Важнее нежность, мягкость, бархатность… Голос даже имеет «цвет» – это идет от души. Пение – высокая духовная потребность: кто тянется к искусству, не может быть злым. Музыка меняет людей, пение их смягчает. Я работаю очень эмоционально, люблю сравнения с жизнью. Много шучу…

– Профессиональный вокал подразумевает другой тип дыхания…

– Это самое главное и самое сложное в хоре. Основа основ. С воздушным шаром, если не надуть, ничего не сделаешь, правда? Каким бы он ни был красивым. А еще обязательно должно быть цепное дыхание, когда зритель не слышит, как дышит хор. Это очень сложно.

 – В прошлом году вы стали  главным хормейстером Филармонии Якутии – сразу ли согласились?

– Заниматься только хором – вот оно самое интересное! Коллектив молодой, гибкие свежие голоса… Очень большой труд, бесконечный процесс творчества, когда ночью просыпаешься от того, что рождаются идеи. Я люблю свою профессию и счастлива, что нашла себя, смогла реализовать, постоянно развиваюсь и расту.

– Как семья выдерживает такой ритм, чем вы сами компенсируете большую нагрузку?

– Человек счастлив в семье, где его понимают и поддерживают. Где его берегут, говорят нежные слова… Родители и муж очень мне помогают. А сама я просто не могу по-другому. Согревают любовь, благодарность, блеск глаз, тепло души, добрые слова… Иногда – до слез.

– Вы большое внимание уделяете одухотворенности звучания: разве недостаточно спеть чисто, правильно?

– Да, мы ищем такой звук. Это как прикоснуться к человеку: погладить нежно или дернуть больно… И тогда я могу сказать: «Вы сейчас как боги пели, как ангелы…»

– Что значит песня в жизни человека?

– Она снимает напряжение, зажимы. Работает весь организм, вибрации происходят в разных органах. Как будто весна внутри – все начинает оживать.

 

Елена ПТИЦЫНА

Использованы строки

из стихов Валентины Комиссаровой-Кулумурэ,

посвященных Людмиле Шумиловой