«ВАЛЬЦ» — ЭТО СТАРИННАЯ АВСТРИЙСКО-баварская традиция, согласно которой столяры и плотники путешествовали из деревни в деревню и совершенствовали свое мастерство, получая в оплату лишь еду и кров. И хотя я далека от плотничества (равно как и от профессии бармена!), все же невольно сравниваю себя с этими  путешественниками. Это невероятно интересно — погрузиться с головой в новую для себя среду, профессию в чужой стране и обучиться чему-то новому. Все — от сервировки чашечки кофе, мытья оборудования барной стойки  до приготовления ядреного двухлитрового напитка «Космос» (темное пиво, вишневый ликер, кола) было для меня в новинку. И много-много немецкого языка и австрийского диалекта. Первые месяцы работы частенько не было времени перекусить между сменами — я не умею работать наполовину, и каждый запоздало выполненный заказ  воспринимала как личную неудачу. Равно как и разбитый случайно бокал. Сейчас весь процесс моей работы доведен до автоматизма: прийти, надеть малиновый фартук, проверить наличие напитков и вин  в шкафчиках; подготовить ящики для пустых бутылок; отправить горы посуды в мойку; нарезать лимоны-апельсины-лаймы; своевременно заготовить веточки мяты, малину с черникой для коктейлей, следить за чистотой и улыбаться, улыбаться, улыбаться…

Я осознала, что в любой работе есть место творчеству. Например, на прошлой неделе мы с коллегами нарезали из бумаги шаблоны в виде сердечек, чтобы какао-пудра «сердечно» украсила чашечку капучино или латтэ. Идея была моей,  и коллектив ее горячо поддержал. Правда, поступили предложения изготовить шаблон в виде «среднего пальца» — для особо невыдержанных клиентов (и такие бывают). Под общий хохот идея была реализована, но, конечно же, шутка останется шуткой. Придирчивые гости — это «привычные мелочи жизни», я и в своей журналистской работе встречала подобных.

В нашем виртсхаузе собралась интернациональная команда: венгры, хорваты, сербы, чехи, австрийцы и немцы. Ну и русские — в моем лице. Шуток про водку я за это время услышала немало, некоторые из моих коллег категорически не верили, что я ее не пью. Я даже как-то сострила: «Может, мне стоит начать, чтобы вас не разочаровывать?» А вообще, конечно, чем дольше я здесь живу, тем больше убеждаюсь, что в вопросах потребления спиртного матушка Европа даст нам форы. Пиво в Австрии очень крепкое, так что чья бы корова…. Но не будем об этом.

— Ники, счастливая семья попросила счет, — с этими словами проносится мимо меня Габи (мы зовем ее «фрау шеффин») с подносами в руках. Я застываю в недоумении, что это за «счастливая семья»? Оказывается, «Глюк», счастье, — это фамилия семейства, обедающего у нас,  а мой автоматический переводчик немецкого в голове переводит все дословно. Еще забавный казус — как только я встаю на смену, гости часто начинают заказывать в больших количествах напиток «Русс» — пшеничное пиво, смешанное со спрайтом. Разливать его непросто, и мой напарник Вернан часто восклицает: «Это ты виновата!» Вот мимо меня пробегает наш мойщик посуды Ласло, он закатывает и без того большие глаза и на ходу повторяет с акцентом: «Штресс, Маргарита, штресс» — этой фразой он и знаменит. Впрочем, стоит взглянуть, в каком режиме он моет горы посуды, — и все становится понятно. «Штайнбрунн» по количеству гостей бьет рекорды среди местных виртсхаузов. Здесь приятно работать из-за атмосферы, она дружелюбная, «здоровая». Все идет от владельцев — Габи, например, очень требовательная, но ее требования абсолютно земные. Дисциплина, порядок, знание напитков, чистота — все это входит в профессиональные обязанности работников гастрономической  сферы в любом уголке земного шара.

С тех пор, как я начала здесь работать, успела перезнакомиться с множеством интересных людей. У меня уже запланированы интервью с местными охотниками, «клубничными» фермерами, а также производителем самого вкусного в мире (по моему мнению) яблочного сока. Он обещал мне, то есть вам, показать производство и рассказать, как ему удается изготавливать такую вкуснятину. В наш век химических лимонадов так ценно, что есть люди в деревнях, которые создают экологически чистые напитки и продукты, пусть и не в масштабах супермаркетов, но все же. Мои дети пьют только этот сок. Мои гости и родственники тоже удовлетворенно причмокивали, угощаясь напитком. «Вот бы и у нас в Москве продавали что-то подобное», — мечтательно замечали они.

Надо сказать, что иногда я безумно устаю — смена может длиться дольше восьми часов, а дома у меня две активные девочки, которых нужно развлекать. Но на работу я иду как на праздник. Я рассказываю людям о своей стране, о родном городе на Севере, и их представление о России… теплеет. Где бы ты ни был, в каком-то смысле ты — лицо своей страны. И мне кажется, об этом стоит помнить.

Только я села за продолжение этой статьи, ко мне подбежала Габи и попросила пару часов помочь за стойкой — гостей сегодня больше, чем ожидалось. Я сделаю это с удовольствием. Жизнь — импровизация. Главное, проживать ее с радостью. В темпе «вальц».

 

Маргарита ГАБОР