ПОМНИТЕ, В ПРОШЛОМ и позапрошлом году в правительстве обсуждалось введение продуктовых карточек для малоимущих? Таким образом власть великой нефтегазовой страны хотела ликвидировать недоедание 20 миллионов нищих избирателей. Планировалось, что карточки введут в 2018 году, но этого не произошло. В 2019 об этой инициативе никто уже и не вспоминает. Хотя инициатива была неплохой. Подобная карточная система для малоимущих применяется в некоторых странах с развитой экономикой. В России основные споры свелись к тому, сколько бюджетных денег потребует реализация такой программы. Речь шла о миллиардах рублей. Считалось, что продовольственные карточки станут аналогом дебетовых банковских карт, на которые ежемесячно будет поступать определенная сумма, которую можно было бы потратить исключительно на конкретные виды продовольствия – мясо, рыбу, молоко и прочее. Карту нельзя было бы обналичить, а неиспользованная сумма не переходила на следующий месяц, а «сгорала».

Бизнес оказался расторопнее государства. «Перекресток» – крупнейшая сеть супермаркетов в России, представленная в 131 городе страны, – запустит продажу еды в рассрочку. Совместно с одним банком выпустит цифровую карту, с помощью которой покупатели смогут приобретать продукты взаймы, говорится на сайте холдинга. Для оформления карты рассрочки с льготным периодом, которая позволит покупать еду в кредит, нужно будет предоставить только паспорт.

С одной стороны, радостно, что крупный бизнес берет на себя риски, вступая на поле такой социальной деятельности. С другой, становится страшно от непонимания, как государство смогло довести крупный бизнес до необходимости идти на продовольственную рассрочку из-за стабильного падения покупательской способности населения, и еще более страшно от понимания, что покупательская способность населения упала настолько, что даже пропитание уже вынуждено брать в кредит. Макароны в рассрочку закончатся за первым же ужином, а долг за них останется на завтра, когда нужна будет уже следующая порция еды. И за квартиру нужно платить. И за новые нормы утилизации ТБО.

Съел лапшу в рассрочку – отдай заем, выкинул упаковку от нее – плати за вывоз мусора. И опять в магазин – за яйцами в кредит. Замкнутый круг.

 

ЕДЕ В КРЕДИТ на неделе было бы посвящено гораздо больше новостей и анализа происходящего в стране, если бы не примета времени – арест и последующее закрытие уголовного дела против журналиста «Медузы» Ивана Голунова. Если вы вдруг пропустили это событие, то вкратце так: Голунов специализируется на доскональных журналистских расследованиях. В основном, околокоррупционных. Про то, кто выигрывает подряды в московской мэрии, про сверхдоходы Русской православной церкви, про ритуальные агентства и про многое другое. Внезапно, в центре столицы нашей родины его задерживают по подозрению в попытке сбыта наркотиков. А это примерно 10 лет заключения. Вполне приличный срок, чтобы заставить журналиста перестать проводить свои расследования.

Пресс-служба столичного МВД распространяет фотографии, якобы снятые на квартире Голунова, который якобы устроил дома нарколабораторию. Государственный телеканал «Россия 24» показывает сюжет, автор которого говорит за кадром, что задержанный был пьян, хотя на экране в этот момент демонстрируется справка о том, что – не был, оперативники в сюжетах говорят, что наркотики Голунов мог привезти из Риги, где находится офис «Медузы». Общественность моментально начинает бить тревогу и требовать объективного расследования, подозревая, что наркотики журналисту не очень умело подбросили сами полицейские. Три главные деловые газеты страны – РБК, «Ведомости» и «КоммерсантЪ» впервые в истории выходят с одинаковой первой полосой «Я (МЫ) ИВАН ГОЛУНОВ», по всей стране проходят пикеты. И все это на фоне Петербургского экономического форума, где говорят про улучшение инвестклимата в стране. А в ней – информационный бум про возможно подброшенные наркотики неугодному журналисту-расследователю.

Повестка форума сорвана, потому что СМИ пишут о Голунове совсем немного меньше, чем о президенте Владимире Путине на форуме.

Голунова отпускают под домашний арест; пресс-служба столичного МВД признает, что выдала в качестве фотографий к задержанию Голунова снимки из других квартир; экспертиза ДНК показывает, что следов наркотиков у Голунова не обнаружено, следовательно он не мог распространять их, если никогда к ним не прикасался; дело полицейских, задерживающих журналиста, перелают в Следственный комитет; министр МВД ходатайствует перед президентом об отставке двух полицейских генералов, имеющих отношение к якобы антинаркотической борьбе; уголовное дело на Голунова закрывается из-за отсутствия оснований в его возбуждении.

Народ ликует, журналисты ликуют, общественники ликуют. И только некоторая часть экспертов и наблюдателей, когда первая эйфория сошла, задалась вопросом: «А сколько человек уже посадили по наркотической статье с подброшенными уликами?», пока к этим генералам МВД и куче других людей в погонах вопросов не возникало?

Многие расценили всю эту быстротечную часть истории с журналистом, как сдвиг тектонических плит в отношениях власти и общества. Мол, народ готов терпеть, пока не наступит опасный момент, когда чека будет сорвана, и власть это понимает. Но вряд ли это так.

На следующий день после закрытия дела на Голунова, когда страна отмечала День России, полиция с дубинками разгоняла, крутила и расфасовывала по автозакам участников несанкционированного митинга в поддержку журналиста. Потому что в свободной стране, празднующей свою независимость и величие, нельзя собираться на несанкционированные митинги. Каждый участник такого мероприятия – потенциальный Голунов. И очень велика вероятность, что никто не вступится за любого другого Голунова, который в жизни не держал в руках наркотики, но у которого их нашли полицейские.

Впрочем, будем честны с самими собой, огромному числу россиян на всю эту историю плевать. Потому что завтра голова многих будет разрываться от мук выбора – что взять в кредит на этот раз: морковь или молоко?

 

Алексей МОРОЗОВ