Я уже и забыла, а Иннокентий КОРЯКИН сам напомнил, что однажды отказался от интервью. Но — всему своё время: мы снова встретились на его персональной выставке «Айар кутум аартыгар» — «Свой путь», которая открылась в Выставочном зале Национального художественного музея РС (Я). Вы позже поймёте, откуда такое название.

Летающие быки, волшебный зимний лес, пронизанный синим холодом и могучими духами, зелёные аласы и люди, поймавшие за хвост удачу, мир в гармонии с природой и счастье вокруг, — вот пространство народа саха от этого удивительного художника.

Мир его — добрый и сказочный, в нём много зверья и улыбок: он пишет его таким, каким хочет видеть.

Три года назад у Иннокентия Корякина  было 30 картин, и то была первая его выставка в галерее «Ургэл».  Теперь — 60 полотен! Сокрушается: в маленькой его мастерской они казались большими, а в зале слегка потерялись в пространстве. Не велика беда! И без того они хороши — не только мастерскими исполнением, но и, скорее, своими сюжетами. В случае с Корякиным это, пожалуй, и есть самое главное.

Подобно летописцу, художник будто бы  иллюстрирует бытиё, изображая чудесные сцены жизни. Убери картину — жизнь будет неполной.

Вот, наверное, то, с чего всё начинается — об этом картина «Помолвка» — сейчас-то все обряды забыты, а раньше, конечно, всё так и было. Вначале — помолвка, потом всё остальное, но теперь уже молодые связаны одной нитью — на всю жизнь. Они скромны, но радость чувствуется — в опущенных ресницах, в уголках губ, лёгкий снежок осыпает их счастьем — как за них не порадоваться!

А самая первая и любимая картина —  «Друзья»: повезло этим двум, подстрелили утку, довольные, они возвращаются с добычей и вспоминают, как всё было. Рядом трусит собака — конечно, охотничья. Скорее всего, это первая самостоятельная охота и первое ружьё, подаренное отцом. Наверное, двенадцать лет на днях исполнилось. Каждый деревенский мальчишка только и ждёт, когда отец подарит охотничье ружьё! Это значит, стал взрослым, мужчиной, добытчиком, не это ли ласкает слух ребятам?! А не себя ли самого изобразил художник в детстве?

Иннокентий говорит, эта картина дорога ему ещё потому, что стала предвестницей второго сына, которого вскорости подарила любимая жена — его поддержка, советчица, опора.

Рядом с «Друзьями» — картина «Полёт», он писал её по заказу, для своих  успешных и удачливых товарищей. Они хотели видеть себя в полёте за успехом и счастьем, и художник изобразил это так. Показал набросок — им понравилось, а закончил — восхитились: ещё бы! Такой мощный бык! Энергия, сила, стремление. Уцепись за него — и лети за своей мечтой, пари, пока она не исполнится, а спутники твои — верные соколы — во всём тебе будут помощниками.

Похоже, бык у Корякина — любимое животное, он часто к нему обращается. А почему? Пожимает плечами, улыбается:

— Я родился в Год Быка!..

Представляете, как это символично —  Год Быка на пороге! А мы уже словно бы начали его встречать, широко распахиваем двери! Пусть этот Бык принесёт нам силы и счастье!

А ещё Иннокентию обязательно хотелось запечатлеть якутскую корову — пока не исчезла. Она же вон какая красавица, кормилица — специально, чтобы написать её, мастер ездил на ысыахи в Намцы, Горный улус, Мегино-Кангалассы: там ещё можно встретить родную коровушку, пасущуюся на сочных пастбищах.

— В детстве, помню, у соседей были такие — чёрно-белой масти, — говорит Иннокентий. — Но тогда я и значения им не придавал, а теперь, оказывается, они в Красной книге…

На этой картине «Хозяйка аласа»— маленькая девочка, которая взбивает масло.

— Мы же из села, — объясняет мастер, — это всё мне знакомо, всё пережито и  дорого сердцу!  Видите, вьётся дымок — дымокур…

Кто не был в якутском селе, подумает, просто костёр. А это — чтобы комары не закусали. Наберёшь охапку травы, подбросишь сухих веток, подожжёшь, чтоб дымилось, а не горело — какой аромат стоит! М-м-м… Голова кругом от  воспоминаний детства. Эту самую картину Иннокентий Корякин передаст в дар Национальному художественному музею. И верно: пройдут годы, и о художниках будут судить по картинам, хранящимся в фондах музея, а не в частных коллекциях.

Есть у Корякина работы, написанные с улыбкой. «Избалованный боотур», где сильного крепкого воина и охотника кормят с ложечки. Конечно: у каждого боотура есть своя мама! Нашумела эта картина в соцсетях — зацепился за неё взгляд градоначальницы, не смогла не откликнуться.

Или вот «Первый художник» —  первобытный человек наносит на скалы рисунки. Аппетитный аромат шашлыка щекочет ноздри, пока он набивает на скале лося, а человек со знаменем на коне — современный символ республики — уже готов. Шутливая перекличка эпох! Первый художник!

«Мунха — подлёдный лов». Наверное, все уже прознали про эту любопытную якутскую традицию. Мунха была темой дипломной работы Иннокентия Корякина, только немного другой по композиции, и вот он решил её повторить, немного видоизменив. Та работа получила хороший отзыв, парень защитился на «отлично». А ведь это отец посоветовал сыну написать работу на эту тему! Художник очень тонко и деликатно нам будто бы напоминает: такой способ ловить рыбу встречается только в якутской традиции, так народ издревле себе карасей добывал. Куда красноречивей об этом свидетельствует тёплая одежда рыбаков, любовно сшитая добрыми жёнами из мягких шкурок.

Корякин словно бы воссоздаёт то время, когда не было ещё больших городов, а семьи добывали пропитание себе сами, своим трудом, охотой, держали скот и жили — не тужили.

— Мне нравится обращаться к истории, говорит он и тут же озорничает: — А о том, что сейчас происходит, пусть напишут другие, которые придут за нами.

А вот и «Портрет родителей». Об этом я, пожалуй, скажу отдельно.

Маму звали Рево. Их было две девочки — вторая, Люция, умерла во младенчестве.  Мама была медиком, фельдшером. Отец — вы уже, наверное, догадались — известный художник Иннокентий Дмитриевич Корякин, чьи иллюстрации вам знакомы с детства. Это он вместе с Эллэем Сивцевым и Владимиром Карамзиным оформлял эпос «Нюргун Боотур Стремительный» в переводе на русский язык Владимира Державина. Заслуженный деятель искусств, Иннокентий Корякин-старший был первым директором Харбалахской картинной галереи Таттинского улуса.

На картине Иннокентия-младшего мы видим шесть пташек, летающих возле родителей — это всё их дети, самая старшая — сестрёнка, единственная, а младшенький — Кеша и есть.

— Когда отец работал, я был совсем маленьким, но всё равно ощущаю с ним тесную связь. Может, потому что я — младший сын? Меня с младых ногтей наставляли на творческих путь, я всегда знал, что буду художником. Я ведь рос в среде художников, подпитывался их разговорами об искусстве и жизни. У нас часто бывали Элляй Сивцев, Афанасий Осипов, Василий Парников, Олег Ковалевский. Отец приглашал своих друзей-художников в гости, вместе они ездили на пленэры…

Я окончил институт, но отца уже больше не увидел. Защитился, мы поговорили с ним по телефону, и он скоропостижно скончался. Как я жалею, что мы с ним больше не увиделись…

Эта картина — «Портрет родителей» будет передана в дар Ытык-Кёльской картинной галерее, которую отец создал в 1974 году…

У Иннокентия-младшего свой путь. Его, наверное, можно назвать анималистом, но и мистиком тоже. Он пишет картины на тему охоты, но сам себя охотником не считает. Разве что весной пострелять перелётную утку.

Зато Иннокентий любит много читать, особенно про охоту, поговорить с охотниками по душам, представить себя в их шкуре. Потому — «Охотничья избушка», «Баай Байянай» и, наконец, «Автопортрет» — на фоне зверья. Оказывается, есть у него любимый российский художник-анималист, известный всему миру — Вадим Горбатов. Иннокентий-младший с детских лет был знаком с его творчеством, а недавно даже переписывался с ним в Фейсбуке. И тот, оказывается, тоже следит за творчеством Корякина! А скоро в продажу поступит книга, иллюстрированная Горбатовым, так они и об этом поговорили.

— Я люблю анималистическую тему, — говорит Иннокентий Корякин. — У меня же почти на всех работах — животные. А, к тому же, заядлым охотником был отец…

В минувшем году четверо якутских живописцев ездили в Монголию, среди них и Иннокентий. Итогом монгольского пленэра стали две работы. Одна из них — «Тихая ночь» с монгольскими степными лошадками. А посмотрите, как их всадники привязывают — почти на бантик!

Я ведь могу вам долго рассказывать про работы этого художника. Но сдаётся мне, что будет лучше вам самим их посмотреть. И даже не потому, что эта выставка овеяна символом наступающего Нового года. Она сама — настроение, радость и сказка, в которую каждому из нас всегда хочется возвращаться, ведь правда?

Елена СТЕПАНОВА