Однажды, когда я работал в фондах Синода Российского государственного исторического архива в Санкт-Петербурге, случайно мне попал в руки любопытный документ, адресованный Кадьякской духовной миссии Аляскинской епархии в конце XVIII века. Документ сам по себе ничего особенного не представлял. Это переписка по обычному в то время вопросу — выдаче разрешения на бракосочетание русского «промышленнаго» с алеуткой. Привлекло же моё внимание то обстоятельство, что бумага была подписана заинтересовавшим меня человеком…

 

Привожу дословно этот занятный документ с сохранением его орфографии: «Записавшийся по здешнему гражданству Иркутской губернии Илгинской слободы крестьянин Константин Кобичев просил опозволения Ему сочетаться Эзохинского Жила с девицею Агафьей Ювеналиевой дочерью по добровольному согласию их Законным браком. А посему исоблаговолено будет по обряду чиноположения сочетать их Браком». Под этим документом стояла подпись: «Якутский купец Лебедев-Ласточкин» и дата: «Числа 15 апреля 1791-го года».

Сей факт вызвал интерес: чем это наш далёкий по историческим годам земляк заслужил упоминания в бумагах периода Русской Америки? В процессе последующей кропотливой работы выяснилось, что Павел Лебедев-Ласточкин вполне достоин быть в ряду таких известных имён в освоении Аляски, как Баранов, Шелихов, Голиков, Резанов…

 

Во имя Святого Павла и Георгия

20 июля 1797 года произошло историческое слияние нескольких компаний наследников Г.И.Шелихова – И.И.Голикова — «Американской северо-восточной», «Американской Северной» и «Атхинской» с «Иркутской компанией» Н.П.Мыльникова. Вновь учреждённая компания стала называться «Соединённой Американской». Она была предвестницей знаменитой Российско-Американской компании, получившей два года спустя от Павла I монополию на торгово-промысловую деятельность в Северо-Западной Америке и на управление этими территориями.

Но это мы забежали чуть вперёд, вернёмся к герою нашего материала. В период с 1786 по 1787 годы мореходом Георгием Прибыловым — служащим купца Лебедева-Ласточкина — были открыты острова Святого Павла и Святого Георгия, которые тут же заселились значительным числом русских промышленных. Подобно «шелиховской», компания Лебедева-Ласточкина придерживалась тактики обзаведения прочными поселениями на американском берегу. «Лебедевские», опередив конкурентов, сумели проникнуть вглубь Кенайского залива и захватить богатейшие промысловые угодья по добыче каланов, бобров и лисиц.

Русский историк Тихменев в своей книге «Историческое обозрение образования Российско-Американской компании и действий ея до настоящего времени», изданной в середине XIX века в Петербурге, сообщает, что судно компании Павла Лебедева-Ласточкина «Св. Павел» прибыло на остров Кадьяк в 1786 году. «Находившиеся на нём промышленные, прослышав от людей Шелихова об изобилии бобровых промыслов в Кенайском заливе, отправились туда и в числе 38 человек под начальством передовщика Коломина, поселились на реке Касиле или Касиловке при небольшой бухточке, названной впоследствии Николаевскою гаванью. В 1791 году к ним присоединились и промышленное судно «Св. Георгий» и передовщик Коновалов, приняв начальство от Коломина, построил укрепление и несколько хозяйственных заведений».

 

…И для протчаго такелажа

Правитель Ново-Архангельской конторы (Ново-Архангельск — столица Русской Америки, ныне г.Ситка) в 30-х годах XIX века Хлебников, располагавший архивом колоний и уже тогда начавший изучать историю Русской Америки, пишет, что пришедшее из Охотска в 1786 году судно компании Лебедева-Ласточкина зимовало на Кадьяке и «передовщик оного, разведав обстоятельно о выгодах Кенайского залива, к подрыву заведений Шелихова, отправился туда и во внутренности залива устроил крепость, которая теперь называется Николаевскою».

Пришедшее в Кенайский залив в августе 1791 года из Охотска судно Лебедева-Ласточкина «Св. Георгий» имело на борту 62 человека. По сообщению Тихменева: «…судно вошло в гавань при реке Кенай и команда, выгрузясь на берег, по убрании судна и построя себе деревянные строения для зимнего времени российского народа и для протчаго такелажа со всяким успехом…».

«Лебедевские» не только вели активную торговлю с аборигенами Кенайского залива и близлежащих островов, выменивая у них шкуры морских и речных бобров, выдр, лисиц, соболей, но и организовывали походы на север. В отличие от них другие сибирские компании таких попыток не предпринимали, оставаясь на побережье, опасаясь воинственных индейцев-тлинкитов. Одна из артелей якутского купца во главе с промышленным В.Ивановым, как полагают некоторые исследователи уже советского периода, в 90-х годах XVIII века достигла даже низовьев Юкона. Об этом свидетельствует ряд статей, опубликованных в монографии «Путешествия и исследования лейтенанта Лаврентия Загоскина в Русской Америке в 1842–1844 годах», изданной в 50-х годах XX века в Ленинграде. Опорными базами компании внутри материка были два поселения на озере Итиамна, подвергавшиеся несколько раз разорению индейцами-юпиками. И всё же в бытность Загоскина в Америке с 1839 по 1845 годы в том месте ещё были «видны срубы изб, построенные лебедевскими промышленниками».

 

Удобная гавань Нуча

Компания Шелихова-Голикова тоже продолжала укреплять позиции в своих владениях. Всё шло к тому, чтобы интересы купцов столкнулись, ни о каком объединении и речи быть не могло. Промыслы доставляли хорошие барыши.

В 1793 году компания Лебедева-Ласточкина предприняла решительные действия к тому, чтобы вытеснить конкурентов из Кенайского залива. Согласно сообщению Баранова от 24 июля 1793 года, «лебедевские», нарушив договорённость между двумя компаниями о разделе влияния «Качикматскую бухту себе присвоили и поселили тут многочисленную артель и нас лисей промысел производить не допустили». Служащие компании Лебедева потребовали от Баранова не только его удаления из залива на том основании, что «вся Кинайская губа нам принадлежит», но и прекращения работ в расположенном южнее селении Воскресенское, угрожая «что там не допустят они помещаться и производить постройку судна».

Исследователь истории США С.Г. Фёдорова в своей монографии «Русское население Аляски и Калифорнии. Конец XVIII в. — 1867 г.» приводит такие сведения: «В 1793 году на о.Тхалка (ныне о.Хинчинбрук) у удобной гавани, носившей наименование «Нуча» (интересное для нас название, не правда ли? — Г.С.), компанией Лебедева было основано значительное поселение — крепость Константина и Елены». Выходит, что помимо кенайских событий «лебедевские» пытались занять ключевые позиции и в Чугатском заливе.

К середине 90-х годов XVIII века жёсткая конкурентная борьба достигла критической отметки. Начались прямые боевые столкновения. И всё же чаша весов уже клонилась в сторону Шелихова и Голикова. К тому же «лебедевские» стали конфликтовать между собой, втягивая в свои ссоры индейцев-тлинкитов, алеутов, эскимосов. Это подрывало силы компании.

Чтобы попытаться спасти своё дело, якутский купец снарядил в поход судно «Св. Георгий» вместе с камчатскими «купчишками» и даже взял в долю Шелихова, заключив с тем договор. Но вот что мы читаем в письме Шелихова Баранову от августа 1794 года, который предписывал: «Вы можете заселиться с поселением везде, где только захотите, нашед различное место хотя б то было в Кинае, и отвести можете округ заселению на 500 вёрст с тем, чтоб никто туда и ногою не ходил… Господам кинайским владельцам (имеется в виду «лебедевским» — Г.С.), вмешивающимся в Чугачи, не останется много, как убраться из Киная»…

 

Компания была сильна и цветуща

Упомянутое нами выше слияние нескольких сибирских компаний ускорило кончину «лебедевских». Летом 1797 года «Св. Георгий» вышел в море, увозя своих людей в Охотск. Некоторое время Кенайский залив бороздило ещё одно судно компании Лебедева-Ласточкина «Иоанн Богослов», но и оно спустя год покинуло берега Америки. Баранов же, избавившись от «неугомонных соседей», постарался выдворить из Аляски и другие купеческие компании. «Хотя в некоторых местах и были рассеяны ещё другие артели,  — писал Тихменев, — оне не были ни достаточно сильны, ни способны своим влиянием расстроить его предположения».

Современники отмечали, что компания якутского купца Лебедева-Ласточкина «была сильна и цветуща», но в пору образования единой Российско-Американской у неё, к сожалению, не нашлось человека с таким гибким и изворотливым умом, как у Шелихова, и твёрдым, предприимчивым характером, как у Баранова. Иначе северо-западная часть североамериканского континента была бы открыта и описана «лебедевскими».

И всё же имя якутского купца Павла Сергеевича Лебедева-Ласточкина по праву стоит в первых рядах тех, кто спустя полвека после экспедиции Витуса Беринга смело ступил на американскую землю и начал освоение этого материка. Для такой страны, как Россия, освоение новых территорий всегда было одним из определяющих факторов её исторического развития.

 

Егор ИСТОМИН