Во дворе суета, веселые голоса. Это семья грузится в машины, чтобы ехать на ысыах. Василий слоняется по дому, ему совсем не хочется никуда ехать. Он не любил больших празднеств, много лет как-то уклонялся от участия, но в этот раз дал себя уговорить. Приехала младшая дочь на каникулы и настояла.

– Папа, я тоже раньше не ходила на ысыах. А знаешь, почему? Потому что мне не хотелось оставлять тебя одного. А сейчас в другой стране я чувствую себя ущербной оттого, что не знаю традиций, обычаев. Отныне мы всегда будем ходить на наши народные праздники, ты даже не думай отказываться!

Василию ничего другого не оставалось, как кивнуть и принять участие в приготовлении к ысыаху. Наконец все расселись в две машины и поехали.

День пролетел быстро, мероприятия следовали одно за другим. Музыка, красивые наряды радовали слух и глаза. Воодушевление людей передалось и Василию, он сам не заметил, как оказался в кругу танцующих осуохай, вместе со всеми пошел в такт по кругу и подхватил песню за запевалой. Вечером с сыном и старшим зятем засобирались на конные скачки. Жена Аксинья удивленно и радостно смотрела на повеселевшего мужа и проводила их, налив на дорожку по кружке кумыса.

Конные скачки! Вот где азарт! Вот где оживает мужской дух предков! Трибуны ипподрома вскакивали и кричали в едином порыве, что, казалось, этот крик отдавался эхом от горы за рекой. Осторожный Василий, хотя ставок и не делал, почти потерял голос, болея за приглянувшегося иноходца. В итоге так увлекся, что потерял в толпе своих родных и домой пошел пешком. До села оставалось километра два, как его обогнала красная иномарка и притормозила перед ним. Открылась дверца, выглянула женщина и помахала рукой, приглашая сесть в машину. Василий обрадовался, сел на свободное переднее сиденье. Вдруг услышал голос, от которого больно кольнуло в груди

– Ну, здравствуй, Вася!

Удивленно посмотрел на незнакомую женщину за рулем, неуверенно поздоровался.

– А ты все такой же скромняга – рассмеялась женщина – Что, не узнаешь?

На недоуменный взгляд Василия рассмеялась еще громче

– Эх, ты! А еще когда-то признавался в вечной любви, вот и верь вам, мужчинам! Ха-ха-ха!

Василия будто обдали холодной водой, в голове молнией пронеслось:

– Не может быть?! Лана?

Это была она – Саргылана. Остановила машину на обочине.

– Наконец-то узнал. Что, так сильно изменилась?

Василий сидел молча, от праздничного настроения не осталось и следа. Потом повернулся к ней и, глядя прямо в глаза, сухо спросил

– Что тебе надо?

Женщина оторопела:

– Какой грубиян! Да что еще ожидать от тебя – мужика! – ее когда-то красивое лицо перекосилось, стало злым и неприятным.

– А я всегда знала, что ты так и останешься неотесанным мужиком!

Василий, так же глядя ей в глаза, усмехнулся, открыл дверцу машины, вышел и махнул рукой:

– Езжай дальше!

Машина резко рванула с места. У Василия враз отяжелели ноги, он отошел от дороги, вошел в лесок и сел на упавшее бревно. Сидел, опустив голову в раздумье: «А ведь я действительно любил ее, первой, самой пылкой, любовью».

Она закончилась большим разочарованием и сердечной раной, которая многие годы не давала покоя. Это случилось как раз на ысыахе. В тот день он собирался сделать ей предложение. Стесняясь, взял с собой небольшой букетик цветов. Свидание назначил накануне, возле сэргэ, перед восходом солнца. Ждал долго, до окончания всей церемонии встречи солнца. Саргылана не пришла. С тяжелым чувством Вася пошел домой. Возле клуба толпилась молодежь, танцы еще продолжались. В кругу девушек увидел Лану, обрадованно заторопился к ней. Она стояла среди подружек, что-то весело рассказывала им и сама заразительно смеялась, девчонки вокруг хохотали вместе с ней. Подойдя поближе, он услышал, что развеселило девушек – они смеялись над ним. Вдруг одна из них заметила парня, неловко хихихнула и уставилась на него. Все повернулись в его сторону и тоже затихли. Вася выронил букетик и побежал прочь.

Много лет прошло с тех пор. Василий встал, выпрямился, глубоко вздохнул и, широко шагая, пошел домой. Ысыах – это праздник, здесь нет места грусти и плохим воспоминаниям!

 

Валентина СОЛОМОНОВА