Днём 20 января в Ленском районе на девятилетнего ребенка возвращающегося из школы домой напала стая собак. Мальчика доставили в больницу с множественными укусами головы, лица и тела…

…Так звери нападают на добычу, стараясь добраться до горла. Спасибо, что рядом оказались неравнодушные люди.

 

Одно время собаку даже хотели сделать брендом Якутии. Хотя наши чистокровные породы, наверное, по пальцам можно пересчитать. С древнейших времён это были друзья, помощники, прошедшие тщательнейший отбор. И относились к ним соответственно: если еды было мало, кормили, в первую очередь, детей и собак. Но никогда не отступали от одного твёрдого правила: собака, которая рычала на ребёнка, уничтожалась. В этом – своя суровая правда, проверенная веками. Злые животные, испугавшись крупного зверя, путаясь под ногами, подводят хозяина. А добрые спасают, даже погибая. Обладая большим интеллектом и эмоционально очень развитые, они всё понимают и тонко чувствуют, какой человек перед ними.

Ещё одно твёрдое правило: чтобы человеку в нашем суровом краю выжить, бесхозных собак быть не должно. Может, поэтому за столько веков не появился новый зверь – одичавшая собака. Такая страшнее и медведя, и волка. Охотится всегда рядом с жильём человека. В наших краях собаки дичают быстро, поэтому лучшие охотники выслеживали их, истребляя беспощадно – среди леденящих  морозов человеческая жизнь так хрупка… А теперь зоозащитники травят нас за то, что мы против обесценивания права человека на жизнь. Какими словами, ругательствами засыпали, защищая зверей – одичавших собак!

Что могут знать о нашей жизни те, кто лицемерно льет глицериновые слёзки? Мол, такая богатая земля: и газ, и нефть, и алмазы, и золото… Не устают перечислять богатства Якутии. Но…  большие трубы газа проходят рядом с моим домом, тянутся куда-то далеко-далеко, а газ в мой дом попадёт лет через десять… В нашей маленькой Мархе, микрорайоне города Якутска, на улицах нет электричества. Вечерами опасно выходить на улицу, два раза от собак меня спасли незнакомые парни. Так что, ежедневно спасаясь от одичавших собак, иногда думаю: вот съедят меня собаки, интересно, хоть одна из дам-собачатниц за меня поставит свечку?

Знают ли эти «добренькие» дамочки о том, что Якутск входит в число стационарно   неблагополучных местностей, где в любой момент может произойти встреча с представителем дикой природы?

Старожилы ещё помнят вспышки бешенства, когда оно, неожиданно появившись, покрывало огромные территории, грозя всему живому. Тогда старались сохранить лучших собак, с особой осторожностью пасли оленей, коров и лошадей. Наши предки знали, что опасность удваивается-утраивается после мягкой зимы. Они вычисляли, какой зверь может быть особо опасным, и с ранней осени вели охоту именно на них, проверяя, соблюдая все меры предосторожности. Увы, всё это забыто современным поколением, потому что все мы – иваны,  не помнящие родства.

Бешенство смертельно для человека, а прививать всех одичалых собак – сколько денег понадобится?

Вот и главный вопрос – деньги. Нужно ли содержание собак в пунктах передержки животных? Попадают туда собаки нерадивых, ленивых хозяев, а настоящая одичавшая собака не выйдет открыто, она будет делать набеги, отсиживаясь в потайных местах, и вряд ли попадётся на отлов.

В этом году была тёплая зима (кто не родился в Якутии, тот не знает настоящих морозов, когда слюна, скатившись с губ, превращается в льдинку). Снега, как никогда, много. Вывод один: животным было трудно найти пищу, поэтому ослабленных и больных достаточно. Значит, пандемия среди них неизбежна. Ещё раз повторяю: мы – стационарно неблагополучный  район. Только благодаря самоотверженному труду специалистов многие опасные моменты проходили мимо внимания населения. И это делали простые ветеринары, стоящие на страже здоровья людей, получающие мизерную зарплату. Им отказано даже в деньгах на бензин: велено покупать его из собственных средств, получаемых за услуги. При этом  ветеринары должны выполнять государственное задание – бесплатно прививать от бешенства и сибирской язвы. Вот и получается, что денег всегда мало.

Удивляет, что страх перед буквой закона заставляет чиновников забыть всё – обесценивается даже жизнь человека. А ведь нужны уже кардинальные меры, а не «слёзки».

 

Выводы

Роль добреньких в угоду «озверевшим зоозащитникам» подвергает опасности население: привитые, стерилизованные собаки на свободе собьются в смертельно опасные стаи. Не берутся во внимание обычаи предков, продиктованные местными условиями жизни и прошедшие проверку веками. Нет поддержки работе ветеринаров, которые молча выполняют свой долг. Не благодаря ли полумерам появляется новый опасный вид зверя – дикая собака?

 

Инна НИКИТИНА

 

P.S. Никогда не думала, что зоозащитники – националисты. Нас обозвали «узкоглазыми чукчами». Для меня это, как похвала. Я-то знаю, какие они – чукчи. Это очень гордый, умный, отважный народ. Но это уже из моего тундрового детства…