Александр ЛОБАНОВ, художественный руководитель – директор Русского  драматического театра им. А.С. Пушкина

 

Вы – азартный человек? Вам свойственен дух соперничества?

– Это обязательно! Можно сказать, на этом держимся. У нас делов и планов громадье. Нынче, в Год театра, хочется реализоваться по максимуму. Все задумки раскрывать не буду, но работа кипит, лишь бы хватило времени. Не говорю о себе в единственном числе, а говорю «мы», потому что весь мой азарт, мысли, энергия  направлены на театр, на работу. Без соперничества тоже никак. Только конкуренция, стремление стать лучшими может быть залогом успеха.

 

От какой привычки не можете отказаться?

–  Вредными привычками вроде не страдаю. Не курю, алкоголем не увлекаюсь. Бывает, что забываю о времени и обо всем, когда добираюсь до гаража, в котором, помимо любимого автомобиля, стоит ещё и мотоцикл, от  оригинала которого мало что осталось. Каждый винтик и болт разобран моими руками и собран, подогнан заново.

 

Есть что-то, чего вы не можете простить?

– Тут ответ прост: не могу простить ложь и предательство. Хотя постараюсь дать еще один шанс.

 

Какую книгу вы не разрешили бы читать своим детям?

– Думаю, для меня вопрос стоит иначе, чем разрешить или не разрешить. Все контролировать невозможно. Изначально родители должны научить ребенка отличать хорошее от плохого. А то, что касается чтения, конечно, я буду против книг, не подходящих по возрасту.

 

Что вас может растрогать до слез?

– Свойство нашей профессии позволяет иногда испытывать такие волнительные моменты – растрогаться до слез. Это когда ты понимаешь, что спектакль удался, по реакции зала в финале, когда актёры выходят на поклон, а зрители стоят, аплодируют и не отпускают.

Так же как каждому нормальному человеку мне свойственно чувство сострадания, когда встречаешься с человеческим горем. Особенно если это касается детей, стариков.

 

Что бы вы хотели дать детям из того, чего у вас не было?

–  Не могу прямо сказать, чего мне в детстве хватало или не хватало. Детство – на то оно и детство, что все воспринимается иначе. Своим детям мы обязаны дать базу: воспитание, образование, а после предоставить свободу выбора. Но это вовсе не значит, что с этого момента они отправляются в абсолютно свободное плавание. Дети в любом возрасте будут оставаться детьми для своих родителей, а они, в свою очередь, всегда будут для них опорой и поддержкой.

 

Вы – публичный человек. Это к чему-то обязывает?

– Как-то не ощущаю груза публичности. Скорее ощущаю груз ответственности перед родителями и родными, перед театром – своим любимым коллективом, перед республикой,  частью которой являюсь. Другое дело, что иногда приходится сдерживаться, когда хочется решить проблему проще, по-мужски. Это, наверно, обязанности другого свойства, не публичности, а просто цивилизованности.

 

Подготовила Валентина СОЛОМОНОВА