В Якутии экстремальные погодные условия создали равноправные отношения между полами: мужчина и женщина плечом к плечу выдерживали тяготы сурового климата и огромных расстояний. Если глава семьи слабел, израненный или поверженный, его место занимала жена: рыбачила, охотилась, следила за стадом, при этом растила детей. Тайга огромна, территория безмерна: слабому — не выжить.

 

Менталитет разных народов отличается. Если в Якутии привыкли видеть в женщине товарища, равного партнёра, то есть нации, где отношение к представительнице слабой половины человечества другое, и она вынуждена жить, низко склонив голову. А ментальность, как известно, поменять трудно, почти невозможно.

Во времена СССР у нас в деревне жила красивая девочка Галя. Умудрилась без памяти влюбиться в узбека и уехала к нему в кишлак. Через три года вернулась с сыном, понурая и удручённая. И в момент откровенности рассказала: чем ближе они подъезжали к родине мужа, тем суше и жёстче становился любимый.  И вот перед ней — небольшой глиняный дом, обнесённый глухим забором, который на три года стал её миром.

Привыкшая к бескрайним просторам, к воле, она словно попала в средневековье. Первой не говорить, не смеяться, вставать чуть свет, вскидываться по первому зову, весь день — в бесконечных хлопотах. Даже рождение сына не спасло от постоянных понуканий свекрови. Наконец, душа восстала, и она сбежала. Мужчины бросились в погоню, но не учли менталитета северной женщины: она пошла не в райцентр, а пешком через пустыню — на железнодорожную станцию. И уехала домой. Муж приезжал за ней, клялся всё забыть, звал обратно, но весь посёлок встал за неё, пришлось уехать ни с чем.

От Гали часто можно было слышать: «Я могу купаться весь день, спать сколько хочу, гулять в лесу — будто заново родилась. Свою волю никому не отдам! Я — не товар, не игрушка, а советский человек, меня защищает закон».

Другой пример. Подруга моей дочери Туяра — уважаемая женщина, мать троих детей. Муж — киргиз, никаких межличностных проблем у них не возникает. Вместе «крутятся», ездят по всему миру, одинаково комфортно чувствуя себя хоть в России, хоть в Киргизии, хоть в Китае.

Теперь вспомним недавний случай, возмутивший всю блогосферу. Олимпийский чемпион Заурбек Сидаков  за волосы вытащил новоиспечённую жену во двор в присутствии пятисот гостей на своей свадьбе из-за фривольной эсэмэски. А ведь мог бы рассмеяться и сказать: «Я найду тебя, посмевшего оскорбить мою жену!».

Мой отец, как с котятами расправлявшийся с медведями: на его счету их больше пятидесяти, соперничал в  охоте с тётей Натальей. Колхоз — оленеводческий, им давали свободную лицензию, чтобы зимой не было шатунов. Так вот в промысле они шли голова к голове — на равных. И он любил говорить: «Женщина — шея, а я голова: куда шея, туда и голова». И смеяться над ним никто не смел — он первый над собой смеялся.

Отношение к женщине — как показатель уровня развития цивилизации. Но, увы, сейчас человечество примеряет новую одежду — унисекс: сразу не поймёшь что к чему, но оно словно становится бесполым. «Оно» обняло другое «оно», и пара пошла в кино. А вместо ребёнка у них — собачка.

 

Лия ДАНИЛОВА